Регистрация | Войти || [pda.kvnru.ru]
04.06.16 16:17

Команда КВН «Урал» продолжает подробно рассказывать о подготовке и участии в играх. Напомним, в апреле была выпущена серия материалов «Московские заметки» об 1/8 финала Высшей лиги. А в конце мая и начале июня сайт kvnural.ru и группа «КВН в Екатеринбурге» опубликовали новые рассказы — теперь уже о Премьер-лиге.

Автор: Ольга Объедкова

Часть 1. «Фантомные страхи»

Предложение продолжить играть сезон в Премьер-лиге пришло 24 марта. В этот вечер я ехала на драндулете из Камышлова с полуфинала Юниор-лиги с полной уверенностью, что через два месяца я вновь отправлюсь в Тольятти в уже родную Первую лигу. В этот момент мне позвонил Рома и сказал, что нас позвали, и ответ нужно дать срочно. Срочно — на трассе, сидя в «буханке», с пропадающим интернетом, поздним вечером — ответ дать сложно. Поэтому срок я попросила продлить до утра. Это была бессонная ночь. По приезду домой в общем чате «Урала» разгорались споры. Команда разделилась на два лагеря «за» и «против». Ребята высказывались по поводу рисков и необходимости идти в Премьер-лигу.

Все были правы по-своему, но решение надо было принимать быстро, поэтому мы с Ромой вышли из обсуждения и начали отдельную переписку. Мы были одинаково раззадорены возможностью реабилитироваться, но мы оба понимали, что нам нужна была победа в своей игре. А игра в Вышке породила много страхов в каждом из нас. Но страх — чувство неблагородное. Поэтому мы сразу решили с ним бороться на сцене Премьер-лиги, а оставшееся время потратили на обсуждение командных дел: что менять и как выстроить работу. Если у команды есть проблемы, то решать их самое время и в бою. Об этом мы утром сообщили ребятам. Спорить никто не стал, да и бесполезное это дело.

4 мая мы прилетели в Москву. Люблю, когда в поездках нам встречаются люди, которые среди гигантской массы людей, порхающих мимо, остаются в памяти. Таким стал наш таксист Жора. Он увязался за нами из аэропорта и буквально не давал вызывать такси. Он прилип к нам и всяческими способами склонял уехать на его микроавтобусе. Не знаю, кто кого надул, но мы сторговались на очень выгодную сумму. Далее Жора начал искать контакт, перечисляя собственные факты из биографии, и ждать, когда кто-то зацепится. Это выглядело примерно так:
— А я был в Челябинске на Увельды.
(молчание)
— В Екатеринбурге еще был. Исеть у вас там
(молчание)
— А еще я в Тагиле служил. Был кто в Тагиле?
— Ну я из Тагила
— Ооо, ну дак, вот я там служил, в лесу, где-то, не помню где, в лесу точно!

И дальше, разумеется, мы почти стали родственниками благодаря этому факту. Но более всего он порадовался, когда узнал, что везет команду КВН. После этой информации искренне хотел сделать нам насыщенную и приятную поездку, потому что КВН любит и смотрит. Поэтому он нас не только довез до гостиницы, но и провел экскурсию по Москве, и попросил записать его номер, чтобы всегда возить. С тех пор в моем телефоне сохранен «Жора не Канелли. Москва».

Когда выгружались из машины возле уже родного «Металлурга», нахлынули не самые лучшие воспоминания, но их перебил запах цветущих деревьев. Все вокруг было зеленым и поднимало настроение. В самой гостинице, однако, сохранился запах поражения. Поэтому первым делом проветривали комнаты и репетиционное помещение от зловонных 3,8 за приветствие. На ресепшн в этот день сидела милая дама, которая, как мы впоследствии выяснили, в курсе всех КВНовских событий и знает почти всех поименно. Она нас и заселяла в наши «королевские чертоги» болезненно желтого цвета, с чехословацким гарнитуром и погрызанными дверями. Нет, не подумайте, это я с любовью, потому что «Металлург» хоть слегка покрыт мхом, но остается быть атмосферной гостиницей, почти как «Амакс» в Тольятти или «Жемчужка» в Сочи. И в этот раз мы жили здесь не одни, а соседствовали с «Уфой», СКФУ, Читой, «Наполеонами», «Волжанами» и  МЧС. Спасатели, кстати, на тот момент уже прибыли и жили с нами на этаже.

Это меняло атмосферу места кардинально, потому что жить, писать и репетировать в изоляции — «неприкольно». Место должно быть «живым», оно должно быть наполнено общением с соратниками по игре, а их в этот раз было предостаточно. В первый же день опознали «темную армию» Константина Ворона, которая готовила одну из команд. Вообще, самого Ворона я бы никогда не распознала в толпе. Этот человек обладает уникальным, абсолютно не запоминающимся лицом и только когда на завтраке нам желал приятного аппетита незнакомец, я понимала, что это он. Остальные команды приезжали ближе к редакторскому смотру 7 мая. В этот день гостиница полностью ожила. На каждом этаже были знакомые лица, эти же лица встречались на «каше-блинном» завтраке, в лифтах, на улице, во дворике, возле дома КВН, в магазине, в цветочном магазине, на детской горке – одним словом везде!

Изменился немного и наш состав команды. Леша остался дома, а присоединился к команде Женя Шаймиев, экс-участник «Квартиры №7». И, честно говоря, я переживала, быстро ли он вольется в команду, насколько ему будет комфортно, и сможет ли он жить в нашем ритме. Адаптация, мне кажется, прошла успешно. Его сразу заселили с  друганом, нашим звукарем Федором Соловьевым и окрестили «комнатой малолеток», где по нашей фантазии они должны были слушать рэп и ругаться с мамкой. В целом все шло в рабочем режиме, но у Жени, возможно, от волнения, возможно, от новой обстановки возникла большая проблема с запоминанием текста. Память подводила беспощадно. Мы, честно говоря, сильно напрягались, но напрягался и сам Женя. Так было не только на репетициях, но и на показах редакторам. Мы переживали за успех трансфера и это было реальной проблемой.

Впереди была первая редактура у Алексея Ляпичева. Редакторы в тот день разделились и смотрели команды отдельно, но параллельно. Еще за несколько дней до вылета в Москву, когда нам прислали расписание смотров, мы попросились быть первыми. А чего ждать? Мы готовы были идти в бой. Итак, в день первого показа мы шли в Дом КВН к 12.00. На солнышке уже репетировали «Волжане», «Нате» и «Качели». Я смотрела на команды, и появилось ощущение какой-то неловкости. С одной стороны, мы на сей раз попали в свое «болото», комфортное, мягкое и родное. И прекрасно себя чувствовали, почти как дома. С другой стороны, смотря на команды, которые уже преодолели один этап, я немного чувствовала себя «чужаком». Но до того момента, пока мы не вошли в Дом КВН и не встретили «Мегу». Опять знакомые лица, опять «здрасьте», давай обнимемся, как дела, выиграете всех… и так далее. В общем, Премьер-лига для нас стала максимально «компанейской».

Часть 2. «Новые наставники»

Первая редактура. Та же камерная серая комната, маленькая сцена — здесь проходили просмотры Высшей лиги. Наверное, поэтому она казалась нам мрачноватой. Но те места, которые еще недавно напоминали о неудачном опыте, уже наполнились другими воспоминаниями. За редакторским столом в этот раз сидел Алексей Ляпичев. После показа мы по традиции окружили редактора с телефонами, на которые записывали ценные указания. Это была одна из самых четких редактур на моей памяти. Оба конкурса нам разобрали по полочкам от и до, начиная от общего впечатления, заканчивая каждой шуткой и четко поставленными задачами. В первую очередь нам предложили избавиться от «внутряков» в обоих конкурсах, оставив лишь парочку шуток на тему: команда Высшей лиги. Так у нас произошло знакомство с новым редактором. Это была не первая наша встреча. Однако гала-концерт Сочи не считается. Полноценно пообщались мы с Алексеем Ляпичевым, как с редактором, именно здесь. И остались очень довольны.

В этот день в гостиницу уже приехали все команды-четвертьфиналисты. С этого дня два репетиционных помещения не пустовали. Возле гостиницы было слышно, как репетирует «Уфа». Я слышала что-то типа «Хоп! Хэй! Ух!» — короче, гостиница от них немного шаталась. Вообще, в «Металлурге» два зала для репетиций, и мы уже полагали, что за них в ближайшие дни будет драка. «Металлург» потихоньку превращался в муравейник, лифты работали не переставая, а они и так работают с таким скрипом, что, кажется, вот-вот мы познакомимся с шахтой. Из главного входа то и дело вываливались команды с горами реквизита, с какими-то телегами, ширмами, пенопластовыми колоннами, копьями. «Наполеоны» путешествовали на редактуру с огромным рюкзаком, в котором лежали рыцарские доспехи. Это Премьерка, детка! Если случай в аптеке, то надо ее построить. Редактуры шли весь день, необходимо было отсмотреть 14 команд. Разумеется, смотры закончились очень поздно со сдвигом по времени. У всех первый показ прошел по-разному (это я в основном про Первую лигу), но в целом хорошо, никто не остался без конкурсов. Поэтому, е с т е с т в е н н о, Первая лига-2015 вечером собралась вместе. Мы закончили работать около 23.00, и репетиционный зал забился отдыхающим народом. В этот день, кстати, в Москве оказались девчонки из экс-"Лионель Месси", которые ехали из Тольятти в Хабаровск знаменитым «удобным» путем – через Москву. В общем, началась вакханалия здесь, а затем «забайкальским ветром» меня унесло в комнату «Наполеон Динамит», где посиделка продолжилась. Честно говоря, не очень помню, что происходило, но помню, что полвечера Дима Блохин говорил на китайском, а Артем Смирнов на чеченском. Но продолжался для меня вечер выпускников недолго, потому что мы — команда первого дня, а значит редактура у нас рано, в отличие китайско-чеченского посольства, они могли выспаться.

С каждым днем наша программа наполнялась новыми идеями, на которые требовались тонны реквизита, спасибо нашим новым наставникам (назовем их так: господин А и господин К, оставлю немного ненужной интриги). Они мыслили масштабно и учили нас делать то же самое. Мы почти не сопротивлялись, понимая, что нам нужна победа. Не все идеи, но большинство брали в оборот. Вообще, сам процесс работы с ними невероятно интересен, но описывать я его не буду, назовем коммерческой тайной. Наши администраторы, дай им бог здоровья, как всегда, приняли на себя удар. Задачи перед ними стояли непростые. Начнем с того, что нам непременно нужен был военный хор из 30 человек. И, кстати, за него мы не переживали, ведь с нами была Света Беспалова, а она эту военную систему знает и сможет договориться. Но было одно и большое «но» — канун 9 мая и, разумеется, дергать военных до 11 мая даже не стоило и пытаться. Искали девчонки бабушек для фристайла, свадебные платья на четырех мужчин, афроамериканца, разнотипажных людей для массовки и кучу, кучу всего другого. Помню, как Алечка проснулась в три ночи и поехала на склад за реквизитом. Иногда у нее стояла задача: возьми то, не знаю что, и ведь доставала. Но начало не предвещало беды, девчонки все успевали, аврал случился гораздо позже.

Днем следующего дня мы вновь пошли на показ, в этот раз нас смотрел еще и Михаил Михайлович. Редактура была в новом месте, это было какое-то кафе, светлое и менее удручающее. Вообще, на Премьер-лиге, как в любой поездке, дни были рутинны, в постоянной работе и  практически не отличались друг от друга, и только каждый раз новые места редактур хоть как-то разграничивали дни пребывания в столице. Второй показ прошeл в каком-то легком настроении. Мы сами очень ржали над собственными номерами, улыбались и редакторы. Женька опять чуток попутал слова, но в целом все было позитивно. Затем начали обсуждение. Приветствие почти собралось, ушло совсем немного, но вновь нам указали на хронометраж визитки, который не должен превышать 4.30. «Из-за вас, кстати говоря, у нас тут все нормально было со временем, пока вы не пришли» — сказал Михал Михалыч, улыбаясь. Вновь усомнились в необходимости выхода Жени Шаймиева редакторы, потому что «занимает он времени много, а ради чего выходит пока непонятно» ©. Во фристайле, сохранив идею, нам дали другой вектор, тут же туда накидав варианты ходов. Поэтому конкурс надо было вновь переписать. После нам сказали, что завтра нас видеть не хотят, потому что будет 9 мая – для всех команд выходной, а точнее день для написания материала. Мы собрались на улице, обсудили план работ и вновь направились в гостиницу. Просмотровый зал уже был занят сборной СКФУ, поэтому мы решили переместиться на улицу. До последней редактуры обдумывали альтернативный фристайл, потому что, несмотря на поставленную задачу, еще сомневались, сможем ли его реализовать так, как просят редакторы. Кстати, в этот деле нам очень помог Саша Пуртов, который ушел на несколько часов с ноутбуком, чтобы сбить конкурс со всеми пожеланиями редакторов, и зашел к нам со словами: «Я кажется понял, как эта штука должна работать». Он зачитал нам свой вариант и он впоследствии с небольшими изменениями был на игре. Еще мы решили обязательно сходить на парад, точнее не все, а только часть команды, которая может встать пораньше. Хотя это тоже неверно, потому что раньше всех у нас вскакивал Пашка Балакин, но он на парад не собирался, а только фыркал на нас, мол «писать надо, а не гулять». Но мы уже вывели теорию, что и отдыхать тоже надо, проветривать мозг.

9 мая. Утром не хотелось вставать страшно, потому что в поездках иногда меня покидает сон и весь последующий день похож на ад. Так было накануне 9 мая. Но упустить возможность прогуляться по Москве я не хотела. Поэтому я, Витя и Женя Шаймиев, позавтракав, собрались идти в центр столицы. Спустившись вниз, встретили Колю Трофимова и Сашку Шутова из «Наполеонов». Предложили им пойти с нами, и они, как ни странно, быстро согласились. Поглумившись на тему «а почему Слава Шмидт не идет на парад?», мы отправились в сторону метро и параллельно гуглили, в какую сторону лучше идти. Выяснили, что половина станций не работает и лучший вариант — пешком. По жаре было немного тяжко, у меня начинала болеть голова, но настроение сохранялось торжественное. В парках в округе шли митинги. Меня очень смущали люди, на которых были футболки со Сталиным. Тут вспоминается миниатюра ГУУ и МИСиС про Путина, только здесь иду я по парку, а на меня несется Сталин, страшно. Шли долго и, наконец, дошли до Тверской. На тот момент в пролетах между домами, где виден парад, собралась вся Москва. Люди стояли в толпе, садили на плечи детей, занимали любые удобные места. Около домов люди забирались на подоконники. Живого места в округе не было. Может, потому что я из Тагила, но я абсолютно холодна к военной технике, тем более не готова стоять в толпе и искать щель, чтобы хоть одним глазком взглянуть на танк. И потом мне бы все равно не удалось, я лично видела только затылки, а за затылками затылки. Здесь смотреть не вариант, мы пошли дальше с «перископом» в руках. В одном из пролетов народу было поменьше, я подошла к ограждению, где стояла охрана, что бы узнать:
— Скажите пожалуйста, здесь видно парад?
— Нет.
— А какого хрена люди тут стоят?
— Не знаем.

Вообще, мы уже поняли, что бессмысленно искать обзор, потому что парад уже начался, и мы катастрофически не успеем найти себе место. Тем не менее, мы пошли дальше, активно обсуждая небо. На разгон облаков в Москве, как известно, потратили почти 85 миллионов, а мы увидели вдали облачко, маленькое, мать его, облачко! Кто-то очень жестко прокосячился. За такую сумму, нам казалось, можно было разогнать облака лет на 10. Хотя в этом мы ничего не понимаем. Но, вспомнив, что около «Металлурга» совсем нет комаров, появилась мысль, что на эти деньги еще и насекомых вывезли за МКАД. Мы шли по какой-то маленькой улице между домов, когда полетела авиация. Это действо застали во всех красках, самолеты летели прямо над нашими головами. Вдоволь нафотографировавшись, мы пошли домой в советских пилотках, купленных за 300 рублев. К сожалению, парад мы так и не увидели, но я буду рассказывать внукам, что однажды слушала Парад Победы в Москве. А вечером мы вновь дописывали и играли в нашу любимую игру «Рома надевает какую-нибудь хрень и входит в образ». Эта игра обычно приносила часть материала. В тот вечер Рома примерял темные очки, поэтому мы раздували про обычных посетителей шашлычой.

До показа Александру Васильевичу, который мы катастрофически провалили, оставалось два дня.

Часть 3. «Последняя редактура. Война с военными»

Последняя редактура перед показом проходила уже на сцене Дома КВН. К этому дню конкурсы у нас уже были собраны и почти утверждены редакторами, но чувствовалась неуверенность всей команды в собственном материале. А все потому что приветствие казалось очень коротким и вместе с тем непривычным, мы отказались полностью от миниатюр и работали в новом для себя формате. Фристайл мы не могли собрать полностью, потому что соткан он был из реквизита, которого еще не было, входящих персонажей и массовки, которых еще не нашли. Конкурсы жили пока в нашем воображении. И вот мы приблизились к тому самому авралу. Обещанные нами редакторам 30 военных в начале приветствия не появлялись на сцене и на последней редактуре. Как мы выяснили, выдернуть людей в форме без специального разрешения не получится, а процесс может занять много времени. Принципы ни «шести рукопожатий», ни даже трех, ни личного знакомства с Шойгу не работали. Света пыталась достучаться и до курсантов, и до кадетов, и до срочников – все было безуспешно, как будто мы попали в самый неудачный день. К слову, игра у нас была в пятницу 13-го, но с уверенностью могу сказать, что бояться впредь надо среду 11-е и четверг 12-е. В конце концов, существуют и военные хоры, но бесплатных артистов, даже военных в Москве не найти. На решение этой проблемы остались сутки. Каждые 15 минут я узнавала у Светы как дела, и видела как через твердый и уверенный взгляд пробивается паника. На Свете лежала задача к завтрашнему дню во что бы то не стало найти этих (пропущено слово) военных. Ах, если бы только это… Она же воздвигала мельницу из поролона, она же уговаривала команду КВН «Станция Спортивная» выйти за нас, она искала афроамериканца, потому что наш Муса, согласившийся помочь, мог только в день игры, а на показ Александру Васильевичу не успевал. Все его знакомые братья по цвету нас отшивали. А еще нам нужны были 10 девушек в вечерних платьях. А еще отдельные люди на массовку в оба конкурса. Вновь нас выручали ребята, что помогали на Вышке: Миша Хмелинин (наш Петр I), Паша Балакин Второй Московский (так его буду называть отныне), Вася Стабров (наш звукарь в запасе), ребятки-вокалисты, которые подпевали на Вышке. Короче, дружба жила со времен ЦАТРА. В итоге помогала часть ребят из массовки ВШЭ и Качелей. И опять же собрать всех в одно время для репетиции было невозможно, потому что, к примеру, когда репетировали «Качели», наши помощники были с ними. Аля в это время печатала баннеры, перла со склада плетеный забор, вилы и грабли, искала костюмы. Сутки на поиски и 0 времени на то, чтобы все это собрать в одну картинку – в такой ситуации мы оказались накануне.

Утром мы собрались на сцене с Михаилом Ярченко и начали репетировать общий выход. «Точно такой же выход, как в прошлый раз!» — провозгласил Миша. Мы опять почувствовали себя новенькими, потому что единственные не знали о чем речь. Но прежде он огласил порядок редактур:
— Итак, приветствие. Первые – «Урал».

(по мотивам фильма «Гараж») Что? Опять «Урал»? Почему «Урал»? Я так и знала! Я больше не слушала порядок на конкурсы, потому что в голове внутренний голос вопил: «Неееееет!». И его перебивал реальный голос Артема Хальтера из «Вазы» — «Дааааа!». В Кемерово этот день объявили выходным по случаю того, что «Ваза» не открывает приветствие в Премьер-лиге. Мы же хоть и успокаивали друг друга, мол «ну что, раскачаем как следует», «в начале наоборот хорошо на свежий зал», «да, из семи команд запомнятся первая и последняя» – но помнили, что в Вышке мы выходили с теми же мыслями. Ромин комментарий мне понравился больше всего: «Слушай, ну 3,8 в Премьерке точно не поставят!». И действительно, подумала я, но информация эта почему-то не согревала. Однако поменять ситуацию мы не могли, поэтому расслабились и погрузились в мир Мишиных постановок. Гонялись долго, режиссер, как всегда, кричал и ругался на сонную неорганизованную толпу КВНщиков. В итоге предупредил, «если на редактуре вы плохо сделаете выход, встретимся с вами в 16.00 и будем гоняться, даже если вам надо писать». «Мишкины угрозы» — так будет называться моя первая книга, которую я выпущу после того, как перестану играть в КВН. Это как «Денискины рассказы», только «Мишкины угрозы». Вторая книга будет назваться «Урал». Легкий способ завалить Генку".

Вернемся на сцену. Через полчаса вновь отправились за кулисы, начинались прогоны. За кулисами, кстати, было довольно весело. Мы тусили с «Мегой». Вообще, мне это кое-что напомнило из школьной жизни: будто бы мы новенькие в классе, нас только привели и посадили за парту, а наш сосед по парте — местная шпана, которая учится здесь с первого класса и знает все про всех. Таким соседом была «Мега», они травили байки про Премьер-лигу, рассказывали, как тут все устроено. Нам было интересно, потому что лигу надо было изучить. А еще они очень заряжали энергией наши уставшие физиономии. У меня сложилась мнение, что «Мега» — такая команда, которая никогда не расстраивается. К примеру, выступили плохо, «не беда зато будет еще одна байка». Они МЕГА-позитивные ребята. Вот этому нам бы поучиться.

Началась редактура. Мы откатали выступление… знаете, так… технично, без огня в глазах, без 60% реквизита. Военный хор обозначил Саша Пуртов. Твердым станом он вышел и командным голосом подал необходимый текст. Сцена Дома КВН была уже нам знакома. Здесь были показы Александру Васильевичу на Высшей лиге. Кулисы очень узкие, сцена неглубокая и небольшая, зал маленький – как-то уютно нам было здесь. В целом все прошло ровно. Также ровно прошла и редактура после прогона. Можно пойти домой заниматься насущными проблемами – подумали мы… Ага, сейчас же!

— В 16.00 жду все команды на репетицию общего выхода, после нее у каждой команды репетиция на сцене со мной – сказал Миша. Иными словами, устраивайтесь поудобней, из Дома КВН вы не выйдете до захода солнца.

Я пошла в гримерку к Свете. Последний вариант с военными отпал. Все! Нам капец! Без них летел выход приветствия. Но от господина А. и господина К. поступил приказ – бороться за этот выход и продолжить искать вояк. На днях мы смотрели видео «ДАЛС» и увидели в музномере военный хор. Я тут же написала Филу, а Аля написала Василисе, их администратору. Ребята сказали, что это были не военные, просто массовка из парней, а костюмы они взяли в аренду. Решено было поступить так же. Костюмы нам обещали привезти к утру. Осталось найти 30 человек. (Тут истерический смех, потому что мы и троих парней еле отыскали). Я села за список. Итак, нам надо 30 военных:
Миша Хмелинин (уже 29).
Вася Стабров (28, уже легче).
Может, Коля Трофимов (у «Наполеонов» вроде бы все утвердилось, надо узнать).
К нам зашел Ваня Дорофеев, чтобы узнать что-то по реквизиту, он в ту игру помогал «Качелям».
— О, Ваня, военным будешь?
— Буду!
4. Ваня Дорофеев.

Вот таким макаром список начал расти. Света подключилась к поиску молодых людей. У нас было свободного времени два часа перед общим сбором на сцене, пока редактировались команды второго дня, и смысла идти в гостиницу не было. Мы остались в гримерке. Удалось час вздремнуть. Мы раскатали рулон поролона, который остался от мЭльницы. Он был мягок и манил к себе. Мы улеглись по системе тетриса. Витька храпом дал сигнал всем спать, и мы погрузились в сон. Наверное, мне снилось, как на меня бегут 30 военных, потом что думать ни о чем более важном я уже не могла. Спустя время мы пошли на сцену к Мише. Общий выход поменялся, а значит, пришлось заново учить его. Кстати, репетиция выхода была не только у нас, но и у команд второго дня, потому что будущий показ был сразу у всех команд. И реквизит строгали в гримерках все 14 четвертьфиналистов. Они же репетировали на каждом углу Дома КВН и на улице. Вообще, гримерки были завалены до отказа. Каждый угол был забит какой-то хренью. Сложно было понять где чей реквизит – это тоже сыграло свою роль на грядущем показе. Вечером к нам приехали бабушки, чтобы репетировать на сцене, но они не знали, что наше время 19.30. Разумеется, они не могли столько ждать. Мы отпустили их домой. На следующий день они могли приехать ТОЛЬКО к 14.00. Так как мы во фристайле пятые, то по нашим расчетам — все успевали. Состояние сумбура сохранялось и усугублялось. Я, честно говоря, не верила, что нам удастся собрать все воедино. Ребята тоже были потеряны и не понимали, как мы все успеем. Ромка нервничал, девчонки-администраторы без сна и отдыха крутились, все переживали, а время неумолимо шло.

Миша наругался отсутствию военных, и сказал, что завтра с ними прорепетировать перед показом не получится, на сцену он нас пустить не сможет. А значит, велика вероятность все завалить. Засыпала в три часа ночи перед показом, Света еще не ложилась, лежа на кровати обзванивала всех афроамериканцев Москвы. Я уснула, еще не зная, все ли готово.

Часть 4. «Провальный показ и новый фристайл»

Знаете, бывают такие дни, когда все летит к чертям. Когда даже то, в чем ты уверен, подводит в  самый важный момент. Такой день наступил у команды КВН «Урал» в четверг 12 мая.

Утро было ясным, погода ветреной, голова светлой. Мы встали в 8.00 и отправились на завтрак. В кафе в очередной раз вспомнили про фундаментальные физические постоянные, к которым относятся, к примеру, гравитационная постоянная, скорость света в вакууме, масса элементарных частиц и завтрак в «Металлурге». Показ Александру Васильевичу начинался в 13.00, мы пришли в Дом КВН к 10 утра. Сегодня все части нашей массовки должны были встретиться в одном конкурсе. Чтобы успеть со всеми поставиться, мы рассчитали репетиции по минутам. Схема в нашей голове была идеальной! Утром мы зашли в нашу гримерку, где собрались уже все команды, чтобы начать готовиться и репетировать конкурсы. Пошел слух, что здесь, на том месте, где мы и все наши вещи, через полчаса будет редактура команд второго дня, потому что сцена занята. Я в это, разумеется, не поверила, потому что в Доме КВН и так дышать сложно из-за количества команд и массовки, а если выгнать всех из самой большой гримерки, где располагается пять команд и весь реквизит с  костюмами, то начнется тихий «п…ц».

Через полчаса пришли Михаил Михайлович и  Алексей Ляпичев… и начался тихий «п….ц». Мы начали перетаскивать все костюмы к «Качелям». Их гримерка по размерам была, как биотуалет. То есть для одной команды – шик, для двух уже теснота неимоверная. Горы нашего хлама заполнили все пространство. Время было уже 11.30, а из 30 солдат пришли только 5 человек. Все опаздывали, мы выходили из идеального графика, хотя из идеальной гримерки мы тоже ушли, вообще в этот день идеальными были только гречка в кафе и хвостик Михаила Гуликова! Пашка рылся по многочисленным кофрам и  подбирал для прибывших ребят военную форму. К 12.00 наша каморка была похожа на муравейник. Хотя у насекомых, я уверена, порядок. У нас же поверх наших вещей лежали личные вещи и одежда военных. Вообще, в этот момент в Доме КВН не было живого места, потому что 14 команд одновременно репетировали за каждым углом. Голова начинала болеть от стереозвука. В помещении нам поставить выход было негде, поэтому, несмотря на холод, мы собрали ребят на улице. Репетицией военного парада занялся наш помощник и наставник господин А. Мы выстроили ребят, и в течение 15 минут они еще подходили из разных массовок. Оказалось, не у всех есть обувь. Военный хор в кедах – это чрезмерно концептуально. Мы попросили ребят снять цветную обувь и выйти на сцену в черных носках. Также не всем подобрали форму по размеру. Поэтому в третьем ряду можно было увидеть Васю Стаброва, который был похож на мальчика, решившего примерить папину одежду. Примерно за 20 минут командующий парадом развел выход. Ребята, спасибо им большое, очень быстро схватывали, однако, мы все равно переживали, смогут ли они правильно сориентироваться на сцене. Вообще, со всеми участниками приветствия мы успели прогнаться. Фристайл так и остался девственным, потому что, по нашим расчетам, мы успевали его отрепетировать после показа визитки. Пришло время вернуться обратно в свою гримерку. Мы вновь начали перетаскивать вещи. Миша Ярченко в тот момент срочно позвал нас за сцену. У нас было 10 минут, чтобы прорепетировать выход военных. После этой репетиции душа успокоилась, потому что теперь ребята знали сцену. Миша выстроил команды на сцене:
— Через 15 минут начнется показ Александру Васильевичу. Внимание, команды, изменился порядок. В приветствии первые — «Ваза»! – произнес режиссер.
И больше Артем Хальтер не слушал список, потому что его внутренний голос кричал «Неееет!», который перебивал мой реальный возглас — «Даааа!». Потом он начал звонить в Кемерово и отменять городской праздник, готовившийся по случаю того, что «Ваза» не открывала визитки. Концерт, шоу мыльных пузырей, аквагрим, выступление лучших рэпперов Сибири – все отменили. Наш порядок изменился в обоих конкурсах. В визитке мы были шестыми, а во фристайле четвертыми. За радостью пришла озабоченность тем, что на репетицию фристайла у нас не будет времени. А там конь не валялся… мог бы, но не стал. Проблемы надо решать по мере наступления «п….ца». Итак, за кулисами мы приготовились к начальному выходу. (Следующую информацию читать максимально надменно) До сих пор мы с «Мегой» считаем, что общий выход делали лучше всех. Просто затмили своей харизмой и внутренним либидо не только остальные команды, я в принципе про человечество.

Приветствие мы отыграли опять без огня в глазах, технично. Хотя в начале с меня начало сваливаться платье, а убегая за кулисы, я его очень хорошо порвала, потому что зацепилась за эти же самые кулисы. На финальном номере наш афроамериканец вдруг начал импровизировать. Вроде бы отрепетировали танец, а он начал кружить вокруг Димы Стырова, и даже чуток тереться попой. Я, естественно, за кулисами начала ржать. Дима, наверное, чуток офигел на сцене, но как истинный хороший актер не подал виду. Так завершилась визитка, реакцию на нее Александра Васильевича я не помню. Вообще, надо понимать, что он человек сдержанный, как и большинство редакторов. Но мы были вполне довольны нашим прогоном. И незамедлительно побежали в гримерку, потому что фристайл был нерепанный вовсе. Забежав в гримерку, мы кинулись переодеваться. Очень сложно было что-то найти в этом хаосе из-за переездов. Кардинал потерял шапочку, а гвардейцы шпаги, сельчане остались без вил – все это мы не смогли найти. Вдобавок в нашем пространстве репетировала «Уфа». Я просила ребят уйти, потому что их прогон начинался после нашего. Но они не слушали и продолжали голосить и играть на гитаре, забрав у нас еще несколько минут репетиции. А там, поверьте, каждая секунда была дорога. К тому моменту, уже подошел маленький мальчик Толик, Дима Кожома и остальные ребята, помогавшие создавать картинку в начале. Мы начали гоняться, объясняя кому где встать. Я потеряла Мишу Хмелинина. Он у нас играл во фристайле важную роль, а его нет. Кто-то сказал, что он помогает в массовке «Качелям». В общем, не репетиция, а сумбур. Мы подошли к Диме Кожоме и объяснили его выход. Дальше звучала фраза от мэтра: «А шутки в моем выходе будут?». Неидеальный выход на «Станцию Спортивную» нам утвердили, согласны, он прав. Но мы пообещали, что напишем. Бабушек не было до сих пор. Не было и Миши Хмелинина. Половина ребят побежала за кулисы, потому что фристайлы всего по три минуты, и нам надо было спешить за сцену. В этот момент вбежал Миша, я на него откровенно наругалась. И в завалах он начал искать форму гвардейца, причем не спеша. О боги, наконец-то нашел костюм! Шпагу не нашел. «Черт с ней, бежим!». За кулисами я поняла, что мы не договорились с «Мегой» по микрофонам. Да, мы и друг с другом не договорились по микрофонам. Я не знала, все ли есть люди, которые у нас участвуют сейчас за кулисами. Я не знала, все ли знают, куда что вытаскивать. Я не знала, где они будут ставить ширму и мельницу, помнят ли слова. В общем, нас ждала импровизация.

Нас объявили, и мы побежали на сцену с ширмами и прочим. Не успели встать и приготовиться, как Федя включил отбивку. Рустам, растерявшись, побежал объявлять конкурс и очень неуверенно сдал заезд. Дальше хуже. По сценарию Рустам читает комментарий «лучше б мушкетеров показали» и картинка на сцене должна поменяться. Так почти и было, но тот мальчик, который вынес мельницу, ее не унес. Короче ничего не поменялось. (Да и мельницу мы доделать не успели. Фото на «Амике», кстати, с того самого прогона). Дальше ребята начали немного гнать текст, но это полбеды. Пришло время выхода бабушек (на мотив песни «Город, которого нет»: «Этих бабушек, которых нет!»). Света, наш админ, дай бог ей вечной жизни, успела подрядить знакомую. Она стояла за ширмой и в нужный момент выбежала, обозначив бабушек. После показа Рома, помню, говорил, что-то типа: «Я стоял на сцене и не знал, что будет происходить, приехали ли бабушки, выйдет ли кто-то вместо них? Но когда вышла эта женщина, я охренел. Очень неожиданно!». Фристайл близился к концу, на сцену вышел Кожома, я в последний момент ему протянула микрофон из-за ширмы. И он поставил жирную точку в эмоциональной подаче фристайла. Он должен был кричать «Галустян!» (много раз), а вместо этого он сказал (подчеркиваю, сказал): «Галустян… Миша…». И ушел. Ребята, видно было немного затроили, но это же всего лишь репетиция, подумали мы. После Миша Хмелинин, засмотревшись на Кожому, забыл во время перевернуть баннер. Наши мушкетеры должны были головами биться об ширму. Банер кирпичной стены полетел с опозданием и пролетел в сантиметре от их лиц. Мне кажется, если бы он пришиб сразу троих на сцене – это было бы лучшее завершение номера.

В общем, сдали мы фристайл не просто плохо, отвратительно.

Шли в гримерку, матерились. Перед редакторской комнатой уже расслабились и ржали, вспоминая все косяки. Параллельно думали новый фристайл. Потому что была вероятность, что при таком показе он может уйти совсем. Надо быть готовыми к таким перипетиям. Мы зашли в маленькую комнатку, Михал Михалыч сказал: «Давайте начнем с фристайла сразу». Мы напряглись. «Поменяйте подающего на конкурс, уберите в начале героев и отрепетируйте». Счастью не было предела! Конкурсы сохранились, оставалось только репетировать. И от этой мысли было неимоверно хорошо. Так хорошо, что в каждом из нас появилась уверенность в собственном выступлении. Не нужно было искать людей, не нужно было дописывать. Нужно было только собрать всех и выйти на сцену.

Наш прогон закончился, можно было идти в гостиницу. Ага, сейчас же!
(далее на меня орет воображаемая мать):
— А репетиции с Мишей Ярченко на сцене? Забыла? Какая гостиница! Лежи, спи в гримерке, жди прогонов. Это же Дом КВН! Вот и сиди дома!

Опять до позднего вечера мы были в Доме КВН. Я частично смотрела команды второго дня. А после мы узнали, что у сборной Уфы поменялся фристайл. Вот этого мы не ожидали вовсе. Как-то у них всегда все летает, в отличие от «Урала».

Часть 5. «Игра длиною в день и ослик Кожомы»

На улице было очень хорошо, не жарко и не холодно и по-утреннему свежо. Дорога от «Металлурга» до Дома КВН занимала 15 минут. Я шла с плеером в ушах и заметила одну вещь: когда я озадачена проблемами я всегда смотрю под ноги, когда мне хорошо, я стараюсь глядеть вверх или вперед, разглядывая прохожих, вывески и растительность в округе. Мне было хорошо, потому что на часах было полдевятого утра, впервые за все эти дни я шла одна по Москве и  просто слушала музыку, не думая о выступлении и прочих проблемах. А шла я одна, потому что в 9.00 меня на грим ждала Таня Овсянникова. Остальные должны были подойти к 10.00 . Я думала, буду первым посетителем Дома КВН в такую рань, но в нашей гримерке уже вовсю гонялись «Без консервантов». Я растянулась на полу на поролоне в ожидании Тани и смотрела их приветствие, которое очень меня веселило. Таня опаздывала. Пробки задержали ее ровно на час, к тому моменту уже пришел «Урал». В общем, и не стоило так рано приходить, с одно стороны, с другой – утренняя прогулка стоила того. В дверях появилась Таня, как всегда, с улыбкой на лице и в приподнятом настроении. Я торопилась, чтобы успеть к утреннему прогону, а она, как всегда, спокойно принялась за работу, убедив меня, что все успеем. Так оно и было, у этого человека золотые руки, способные создавать красоту очень быстро. За полчаса я стала похожа на непьющую женщину.

Вообще, пережив вчерашний показ, все как-то воспряли духом, не было напряжения, все спокойно собирались на прогон, без кипиша и истерик. Потихоньку в гримерку подъезжали «военные». И тут мы поняли, что половина военных – новые люди. Дело в том, что когда мы искали массовку, много ребят не могли приехать на показ, а в день игры были свободны. Собственно и приехали, как обещали. Пришлось заново разводить выход с вновь прибывшими новобранцами. Накануне мы попрощались с Сашей Пуртовым, который не мог остаться на игру и господином А., которому необходимо было ехать по делам. Но они выполнили свои задачи и, дав нам отеческие наставления, дали установку выиграть. На сцену потихоньку подтягивались команды. Миша Ярченко снова огласил порядок конкурсов, не помню, поменялся ли он, но у нас и «Вазы» точно все осталось неизменным. Потом свое наставление дал режиссер, мол, давай, ребятки сегодня важный день, играйте как боги, все у вас получится, а если нужна мотивация, то сделайте так — и  начал петь фристайл «Качелей»: «Мы победим, мы победим!». Все начали смеяться, потому что эта песня действительно очень въедалась, и многие ходили ее напевали. Не помню утренний прогон совсем, потому что в тот день он был не один, и не два. Если не ошибаюсь, утренний был нужен операторам, чтобы еще раз посмотреть, как снимать те или иные моменты выступления. Затем вновь мы пошли в гримерку ждать генерального прогона и собирать наших помощников из массовки.

Режим энергосбережения был включен, мы старались много не гоняться, потому что текст все знали хорошо, кроме меня. Накануне по наследству от Рустама мне достался километровый заезд на фристайл. Знаете такой заезд, к концу которого люди осознают, что немного постарели. Но дело даже не в том, что он чуть больше, чем мои заметки, а в моем невежестве. К своему стыду, на 3 курсе университета, изучая зарубежную литературу мои руки так и не дошли до Сервантеса, поэтому произведение «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» не держалось в голове. А именно этим названием заканчивался мой любимый заезд. Я троила беспощадно. Поэтому ходила и проговаривала его снова и снова. Господи, как же ущербно я себя в этот момент чувствовала. Это ситуация из рубрики «в жизни не пригодится». В общем, было стыдно, и стыдно до сих пор, не скрою, что приходилось учить то, что, необходимо в моем возрасте знать.

Ближе к генпрогону все собрались, в этот день никто из участников нашего конкурса не опоздал. Поменяли мы выход «Станции Спортивной» и еще раз объяснили Диме задачу. И вот мы собрались за кулисами, начался генпрогон с Сан Санычем. Общий выход опять с Мегой сдали, как боги. Затем выстроились на представление команд. Сан Саныч, стоя уже за тумбой, сказал вступительную речь и начал знакомить пустой зал с четветьфиналистами. И первое, что нас повеселило — это представление нас. «Команда КВН „Урал“, наконец-то» — сказал Сан Саныч, чем очень нас повеселил. Дальше мы убежали за кулисы переодеваться. Если все прогоны мы сдавали технично, то в этот раз сделали все от души, как на игре в расслабленном и игривом настроении. Возможно, повлияло то, что ведущий стоял за тумбой и реагировал на все происходящее, а нам так не хватало живых реакций. В общем, приветствие отработано было хорошо. Впереди был злополучный фристайл. Переодевшись в костюмы, мы заряжались за кулисами. Во время выступления Меги я перехватила свободный микрофон для Кожомы и понесла ему. Дима, не долго думая, взял микрофон, поднес ко рту и начал проверять звуком похожим на «бррр». Я тут же схватила его и убрала вниз, потому что саундчек он устроил прямо во время выступления «Меги». Федя включил отбивку, я пошла выдавать свой стендап-заезд. Не забыла, не запарилась и  слава богу! Фристайл наконец-то мы сдали четко, без косяков. Кстати, в одной из ролей солирует Николай Трофимов, директор «Наполеон Динамит». Эта роль очень сложная, на сцене необходимо было избивать Женю Шаймиева. Никто не справлялся, пока мы не вспомнили о Коле. «Коля сделает это искренне и с удовольствием» — решили мы и не прогадали. В конце фристайла на сцену вышла «Станция Спортивная», а у меня в голове была одна мысль: «Что на этот раз, Дима?». А  на этот раз было следующее… Текст не поменялся, нужно было кричать «Галустян! Галустян!». Естественно, так не было. А было следующее: «Галустян! Миша! Слезай с ослика!». Веселились все, и мы, и Михал Михалыч, и Алексей Ляпичев. Так завершился генеральный прогон. Мы переоделись и пошли вновь к редакторской комнате, чтобы получить последние правки.

«Урал», претензий нет" — пролистав блокнот, сказал Михаил Гуликов. Такого на нашей памяти еще не было, чтобы к нам, да без претензий?

Вообще, после генпрогона, было ощущение, что мы уже сыграли игру и организм говорил – пора отдыхать, но все только начиналось. Надо было беречь силы. Миша Ярченко назначил дополнительные прогоны для команд на сцене, нас беда обошла стороной. Когда мы пошли перекусить перед игрой, я чувствовала, что валюсь с ног от усталости. Голова просто отключалась. Так даже на пару минут уснула в «Бургеркинге». В тот момент хотелось две вещи: спать и в полуфинал, причем непонятно, чего хотелось больше. К Дому КВН начали подтягиваться зрители, знакомые, жюри, команды второго дня. Настроение потихоньку возвращалось. Настя Александрова, наша подруга приехала на игру из Екатеринбурга. У нее был День рождения, и наша задача была его не испортить. В общем, всех обняли, со всеми побратались и пошли готовиться к игре. За этот день мы уже три раза снимали и надевали форму.

За кулисами опять царила братская атмосфЭра. Думать о выступлении было некогда, все время за что-то разгоняли, вспоминали какие-то истории и байки. Миша начал разогревать зал и проверять группы поддержки. Самая мощная была у Питера. Когда Миша назвал «Урал» мы думали, что наши болельщики не пришли. Они сначала довольно вяло подали голос. Но крик зала заводил. Мы даже не заметили, как заиграла музыка, и мы рванули на сцену. Вспоминая Вышку, как подкашивались колени, как колотилось сердце, как давили стены… здесь все было по-другому. Вообще, после Высшей лиги отдел мозга, который отвечает за страх, перестал функционировать. Мы рассматривали небольшой зал, заполненный в основном болельщиками. Зал был похож на кубик Рубика (двусмысленно получилось). В смысле, разделен был на цветные сектора. Может, из-за бесконечного количества прогонов, на сцене было очень привычно и комфортно. Я видела «Наполеон Динамит», которым не хватило места, и они стояли на лестницах. Представили нас на сей раз по-иному, но в голове мы прокрутили фразу «наконец-то» и побежали за кулисы. Ощущение перед выходом на сцену, оно особое. Стоишь и не знаешь, что будет, как все зайдет, и слушаешь другие команды немного напряженно. И вот военные выстроились, мы заряженные в платьях приготовились и рванули на сцену. Когда получили отдачу зала, с первых же выкриков военных, поняли, что все будет отлично, а так и было. Потом в онлайн-репортаже написали, что у нас было самое долгое приветствие. Это то, которое самое короткое, стало самым долгим. По ощущением, все было хорошо, но расслабляться нельзя. Мало ли 3,8 поставят. Обошлось без сюрпризов, получили максимальный балл. А наша группа поддержки получила хороший заряд и начала как следует голосить. Впереди был еще один конкурс, наш любимый фристайл. Время тянулось долго. Если на генке конкурсы команд пролетали быстро, то на игре ощущения были противоположные. Я стояла и зубрила заезд. И вот ширма понеслась на сцену, вместе с нами. Я направилась к центру сцены и, естественно окаралась в тексте. «Хитроумный иНдальго» отныне будет синонимом к слову «дура». Но более никто ошибок не делал, а фристайл заходил хорошо. Но впереди же еще выход Димы. Интрига бешеная, что вырвется из уст Кожомы на этот раз. А никакой интриги, как оказалось, не было. «Миша! Слезай с ослика!» Ребята продолжили играть фристайл и шутка после выхода «Станции» хорошо зашла. Так думали мы. На самом деле, в тот момент, когда Рома говорил текст Кожома пошел обнимать Сан Саныча, и это зашло, а не наш гениальный текст. В общем, фристайл был сыгран хорошо, а «Станция Спортивная» нам помогла в нем трижды, спасибо им огромное за это и всем, кто участвовал в этой вакханалии.

Мы прошли в полуфинал с первого места, и эта победа нужна была нам, как воздух. Вспоминая все страхи и опасения, мы с Ромой все же приняли верное решение. По крайней мере, пока нам кажется именно так. Спасибо, всем, кто прочитал мои заметки и прожил эту маленькую жизнь под названием «четвертьфинал» вместе с нами!

Ольга Объедкова

kvnural.ru
vk.com/ekb_kvn

Рейтинг: -21 +      url Комментарии ( комментариев: 11)
Поделитесь постом с друзьями:

Рейтинг за неделю:

Объявления


Самое-самое:




 Июнь 
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Основные темы:

Избранное: показать


© КВН для ВСЕХ. 2001 - 2018.

Мнение редакции может не совпадать с публикуемыми материалами.
Более того, могут не совпадать мнения внутри самой редакции.
Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам и редакции сайта "КВН для ВСЕХ".
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100   Rambler's Top100