Регистрация | Войти || [pda.kvnru.ru]
07.12.13 11:37

Прошёл финал Вышки. Так уж получилось, что я не могу палить конкурсы и оценки, я не могу пересказывать номера, но, чёрт возьми, эмоции мне выразить никто не может запретить.

Для меня финал – это всего лишь итог сезона. Не только самая важная игра, но и игра, венчающая целый год. И год жизни, который я провёл с КВН. И за целый год эмоций накапливается столько, что финал их только слегка дополняет. Или как этот – переполняет.

Я помню, как все сезоны мы сверяли треки со звукачами, как они что-то подсказывали мне, как я что-то им. Как гонял их за защитами и музсправками, как они мытарили меня. Всё было. Были разные разговоры: о политике, о World of Tanks, о музыке, о гастролях, о быте, о профессиях, да о чём угодно. Как мы пикировались с Ваней Абрамовым, точнее, он чаще подтрунивал надо мной и моим кавээнрушным псевдонимом, тем, как я описываю редакторские просмотры. Помню, как дарил Оле Картунковой шампанское на выигранную 1/8 финала (а может быть, это было в прошлом году). И как она вдруг подарила мне коробок спичек с Пятигорском, не зная, что я собираю спички.

Я бесконечно рад видеть людей из КВН, которые раскрывают во мне что-то хорошее. Приятная спокойность кавээновского музыканта Андрея Козина, душевность Дениса Дорохова, заразительный смех Ромы Филина, приветливость Вовы Борисова. Мне нравятся дружеские, пусть и быстрые, на бегу, в кулисах, рукопожатия Саши Наумова (это он в Пятигорске: «Наум, объявляй!»), Артёма Гулаксизова (ай, по дурной команде я его ещё помню), как рассказывает о музыкальных экспериментах Слава Макаров или шутит Юра Ткач.

Я помню лица кавээнщиков после генеральной репетиции на последней редактуре – их глаза, выстрадавшие, кажется, всё, дикий, волчий от перенапряжения взгляд Артёма Скока или замороченный Юры Карагодина. Помню, как у Игоря Ласточкина носом шла кровь, потому что разъезды, гастроли, репетиции, недосып. Помню, как осторожно ступая на ногу, входила в Дом КВН Оля Картункова, входила и говорила: «А я своими ногами иду!» Я могу долго перечислять мелочи, из которых складывается для меня неигровой КВН. А игровой? Ещё дольше.

Я всегда жду начала игры, зная, что в 19.11–19.15 зазвучат фанфары и болельщики начнут качать зал. Я тихонько сам себе скажу по-гагарински «Поехали!» и начну печатать в ноуте, от конкурса к конкурсу листая музсправки, сверяя их со звучащей в конкурсах музыкой, делая пометки. В этот раз я не вёл онлайн, больше смотрел на сцену, на команды, и эмоций было больше.

Вы знаете, как круто, когда прокачивают зал начальной песней Камызяки? Я всякий раз кайфую, когда поёт Слава Макаров или даёт соло Саша Трыкин, когда форсит на электрогитаре Лёня Моргунов, как чётко по эмоциям играют номера Серёжа Оборин и Арчи (Артур Диланян). Мне всегда приятно наблюдать, как точно работают реквизиторы, готовя сцену к следующему номеру, во время слов конферансье втаскивая или утаскивая стулья, ширмы, тумбочки, кровати, столы, шкафы. Как скользит по ширме разматываемый баннер, меняя картинку.

Я смеюсь, разочарованно цокаю языком, когда что-то не нравится, когда шутка, которая могла бы зайти лучше, вдруг срезается, когда команда теряет темп или наоборот, наращивая его. Когда она рвёт. Я хлопаю в ладоши, как все. И не как все предвкушаю шутки, зная, что через 5–10 секунд зал разорвётся от текстовой репризы, чувствую, как туго иногда думает зал, не сразу просекая некоторые шутки, да я и сам с первого раза не всегда быстро их понимал. И вижу, как идёт по залу волна понимания и смеха от первых рядов до амфитеатра, разбиваясь об стену.

А ещё я плачу. Да, я плачу на КВН. Потому что бывает и грустно: от обиды, от проникновенного момента, от осознания, что команда уходит и всего этого уже не повторить. Но я никогда не плакал так, как на этой игре.

Хороший, смешной финал, но грусть в финальном конкурсе неизбежна, когда ты расстаёшься с КВН. На конкурсе Днепра заплакала Юля Мишина, наш фотограф – я увидел через весь зал, как она вытирает лицо ладонью правой руки, отведя в сторону левую руку с фотоаппаратом. На Камызяках я заплакал сам. Когда они поблагодарили своего самого дорогого человека – зрителя, заплакал не только я. Заплакал весь Камызяк, и сам Азамат. Это было выше логического понимания. Даже член жюри, прославленная спортсменка говорила слова в конце игры и тоже плакала. Потому что невозможно было не плакать. Это не сопли, не номера на слезу, не выпрашивание чемпионства – это очень сильные эмоции. С ними просто так не совладать.

А когда выходишь после игры из служебки и видишь десяток-другой равнодушно смотрящих на тебя глаз болельщиков в ожидании своих кумиров, то приходит на ум одна мысль. Точнее, много мыслей, но одна из них приятнее других – вот вы с ними сейчас один раз сфоткаетесь, а я с ними целый год (а с кем-то и несколько лет) общался. И понимаешь, что ты несоизмеримо богаче. И эмоции мои, пусть и не только радостные, оправданы.

Михаил Дьяченко

Оригинал записи был опубликован в ЖЖ.

Поделитесь постом с друзьями:

Рейтинг за неделю:

Объявления


Самое-самое:




 Декабрь 
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Основные темы:

Избранное: показать


© КВН для ВСЕХ. 2001 - 2018.

Мнение редакции может не совпадать с публикуемыми материалами.
Более того, могут не совпадать мнения внутри самой редакции.
Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам и редакции сайта "КВН для ВСЕХ".
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100   Rambler's Top100