Регистрация | Войти || [pda.kvnru.ru]
23.09.16 18:46

На сайте kvnural.ru опубликованы восемь частей «Финальных заметок» Ольги Объедковой. Новый отчет посвящен подготовке к финалу Премьер-лиги. Приятного чтения!

Часть 1. «В поисках звезды и другие круги Ада».

Финал для нас начался с того момента, когда мы получили список конкурсов, в котором значились традиционное «приветствие» и «конкурс со звездой». Хотя нет, это не точное описание нового квеста. Конкурс со звездой под названием «свой среди своих», то есть командам надо было найти не просто знаменитость, а ЗЕМЛЯКА и по негласным указаниям НЕ КВНщика. В общем, эти пункты я обозначила не случайно, потому как по факту условия конкурса выполнили только… никто. А почему так вышло? Этому и будет посвящена первая часть заметок.

Первым делом на сборе мы обсудили план работы и саму задачу. Вообще условия показались нам неравными: найти звезду-земелю в Москве и Петербурге проще, чем, к примеру, в Чите и, господи прости, Брюховецкой. При этом Тагил и Воронеж стояли где-то посередине, мол, звезд не так много, но они есть. Мы начали составлять список. Разумеется, первыми в нем были «Уральские пельмени». А далее, штурмуя интернет, мы принялись выписывать звезд, не ограничиваясь Тагилом, брали смело УРАЛ в целом, коль других уральских команд не осталось. Вообще, конечно, первым делом, мы начали вписывать тех, на кого, как мы думали, будет писать легче: Семен Альтов, Олег Шатов, Мистер Кредо, Радулов, «Пельмени», Юрий Гальцев и еще ряд фамилий. Да, да, Юрий Гальцев – уральский пацан. Мы пытались его вызвонить долгие две недели, но телефоны не отвечали. Постепенно все люди из первого списка вычеркивались. Никто не мог. Надо понимать, что конец августа – это время отпусков, а у кого-то съемки, а кто-то мог, но только на один день, в общем, ситуация так себе.

Параллельно я общалась с Читой, а у пацанов дела шли еще хуже. Пока мы составляли список из тех, кто нам нравится, забайкальские мужики думали, как оживить Фрунзе. Просто это единственная знаменитость из Читы за последние 100 лет. Ну, ладно, ладно, согласна, преувеличиваю. Было еще два варианта: актер Михайлов из фильма «Любовь и голуби» и актер Соломин, игравший доктора Ватсона. Но Соломин умер, а Михайлов отказался. В общем, выбор у ребят напоминал школьную забаву: на одном стуле пики точеные, а на другом… Ну вы в курсе. А мать-то сажать куда-то надо и побыстрее. Поэтому одними из первых правило «земляка» нарушили на просторах Забайкальского края. Ребята просто искали звезду. Мы же, получив отказы отовсюду, вновь приступили к обзвонам. На сей раз вспомнили о том, что Урал — это колыбель российского рока. Наш администратор Света Беспалова звонила музыкантам: Владимиру Шахрину, Бутусову, Чичериной, а также Градскому, Преснякову, Малинину и «Агате Кристи» (хотя очень боялись, что за райдер «Агаты» нас могут посадить).

В один из дней мне написал Сережа Малофеев из НАТЕ: «Оль, давай начистоту, как у вас обстоят дела со звездой?». В общем, выяснилось, что пока команды примерно в одних условиях. Если в Чите были хотя бы мертвые звезды, то Брюховецкой, мне кажется, кроме Демиса никого и не было отродясь. А тот, к слову, тоже не смог из-за работы. Поэтому вторыми нарушили правило «земляка» брюховчане. О столичных соперниках мы не знали ничего. До тех пор, пока не дозвонились до Гальцева и не узнали, что он уже занят «конфэтой». Как оказалось Юрий Николаевич проживал в Питере. Мы тогда очень расстроились и даже хотели в качестве хода позвать кого-то из Питера. Мол, вы Гальцева забрали, значит мы Боярского возьмем, или кого другого.

Шли дни и даже недели, а вычеркнутых фамилий было больше, чем претендентов. Пошел новый список. Мы решили раздвинуть границы Урала и добавить к нашему федеральному округу Пермь. Вот так взяли и карту России послали к чертям. Хотя Пермь всегда была частью Урала, по крайней мере в наших сердцах. Тогда нам казалось, что мы жестко нарушаем правило конкурса, не зная, что они уже не действуют. Также мы обратили взор на более менее известных актеров с Урала: Евгения Воскресенского, Анатолия Журавлева, Яна Цапника и Александра Демидова. И, о чудо, трое из них обещали подумать, а Журавлев согласился. Вообще эти три фамилии нас веселили. Просто потому что, если произносить их вслух, то похоже на перечисление наших одноклассников. Я, конечно, могу долго еще перебирать известных людей, их было немало. Но из самых примечательных были следующие. Костя Цзю – единственный, кто попросил за выступление гонорар. Сотрудница в офисе Макса Фадеева вообще сказала, чтобы мы глупости не предлагали. А абсолютная чемпионка мира по боксу и, кстати, наша землячка-тагильчанка Наталья Рагозина удивила более всех. Она согласилась не просто поучаствовать, а ради финала Премьер-лиги прилететь из Италии. Но на тот момент нам уже дала согласия Марина Федункив (это было за несколько дней до вылета в Москву), и мы не стали дергать человека издалека. Но поступок оценили! Итого мы обзвонили около 50 человек, из них дали добро 4. Это к тому, что поиск звезды – вещь крайне не простая.

Но были и другие сложности. Летом параллельно в Москве шел чемпионат по футболу среди КВНщиков. И, естественно, на него поперся поиграть Роман Николаевич Черезов. Как же перед финалом в футбол не поиграть! И во время матча ему мячом зарядили в колено, да так, что ходить в ближайшие дни он не мог. Кто зарядил? «Обычныеееее лююди»! Я тогда хотела позвонить Дмитрию Шпенькову и сказать, мол, чего вы нам пацана-то сломали, мы ж так в следующем году не встретимся. В общем, приехал Рома на эстафету флага хромой. Мы, конечно, посмеялись, но потом стало уже не до шуток, потому что нога не проходила. Отправились в больничку. Слава богу, оказался сильный ушиб, без всяких там повреждений менисков. Но время шло, а хромуля шел на поправку медленно. В итоге на сцене, хоть и не видно под штанами, но Ромка был перебинтованный. И нога по сей день беспокоит. Так что с футболом, надеюсь, покончено.

Сборы наши перед вылетом тоже не увенчались успехом. Мы на три дня собрались выехать на дачу, чтобы оторваться от городских дел и погрузиться в подготовку. И, как назло, погода сошла с ума. На Урале стояла 40-градусная жара. Это я еще немного преуменьшила. Местами жарило так, что подпекались внутренние органы. Три дня мы провели в доме, который нагревался с 10 утра, с одним вентилятором. И единственная мысль в голове была — сдохнуть или окунуться в ванну со льдом. Подготовка шла туго, хотя все равно шла изо дня в день. 20-го числа мы отправились в Москву, до первой редактуры было еще пять дней, а значит, можно было удариться в работу.

Часть 2. «Возвращение в милый дом с запахом пыли».

Рано утром 20 августа с разных концов города мы устремились в аэропорт «Кольцово» с поклажей не более 10 килограммов. Летели «Победой» в целях экономии. Первая радость была связана с тем, что мой чемодан, забитый, как всегда, не превышал норму. А Жека Шаймиев – вторая крайность, план перевыполнил и взял вещей, как колбасы, всего грамм 300. Вообще, я люблю наш аэропорт, ведь с него все начинается. Ты ставишь сумки на ленту досмотра, и это новая глава КВНовской жизни. Я обожаю идти по аэропорту, представляя, какой будет погода в Москве, запах в будущем номере, каким будет конечное выступление или даже деревья возле гостиницы. Впереди хоть и маленькая, но целая жизнь.

Мы летели в разных частях самолета, поэтому, не тратя силы на бортовые раздувы, проспали всю дорогу. Но, прилетев Москву, уже по обыкновению загрузились в один микроавтобус, за рулем которого сидел родной нам дядя Жора. «Дядя Жора, мы в прошлый раз выиграли, так что с вас опять экскурсия по Москве». Наш водитель глубоко вздохнул, видимо осознавая, что истории потихоньку заканчиваются и дал по газам. Рома впервые ехал с нашим кавказским другом с голосом Гусмана и внимал рассказы про матушку-столицу. В этот раз экскурсия была скромнее. Нам показали квартиру, где живет Ксения Собчак, или «раньше жила, еще до Болотной». «А сейчас где она? Совсем не видно. — Ну, а зачем кусать руку, которая тебя кормит» — философствовал дядя Жора. Рассказал нам, где базировались «солнцевские» в 90-х, и добавил с ностальгической слезой: «Раньше, ребята, деньги заработать было очень легко, лопатой можно было грести, такие времена были. Подняться можно было с нуля, а сейчас уже все по-другому. Но вы не подумайте, у меня все хорошо, семья обеспечена, просто я уже старый, поэтому водитель».

Погода в Москве была потрясающая. Было пасмурно, шел дождь, тело определило, что на улице градусов 19. Ни капли иронии, дома мы изнывали от 40 градусной жары в течение месяца. Я так соскучилась по прохладе, что в прямом смысле танцевала под дождем с поросячьим визгом. В гостиницу «Металлург» мы приехали, когда на часах было еще 9.00. На ресепшн сидела моя любимая женщина, которая знала всех по именам. «Оля, я вас заселю только в 12, иначе платите за ранее заселение» — сказала она, чуть приподняв глаза, и в свойственной ей вальяжной манере. Кстати, узнавала в гостинице нас не только она, и сотрудники местного кафе, которые желали удачи перед игрой, и горничные, которые щеголяли в форме «Хара Морин». В общем, место постепенно начало одомашниваться. Времени у нас было много, поэтому мы решили сходить покушать. В поисках нужного места мы шли мимо уже знакомой детской площадки, на которой репетировали разминку и отмечали проход в полуфинал. По деревьям, что растут здесь, мы определяем наступившее время года. Когда мы были на Вышке, яблони были голые, на четверти Премьерки деревья покрывались зеленью, на полуфинале цвели белыми бутонами, а сейчас были усыпаны яблоками. Жаль, не увидим, как они облетят. Мы шли мимо кофейни, которая чуть меня не убила на полуфинале (а табу на кофе действует и по сей день). И набрели, наконец, на приличную столовую. После сытной трапезы решили отказаться от знаменитых завтраков в гостинице, запах которых приводил желудок в ужас. Здесь и питались почти все дни.

Через несколько часов приехал наш наставник Господин К. Накануне, прилетев из Бишкека, он слег с ангиной и встретил нас в повязке. К нему в номер сначала заселили Жеку Шаймиева, но он был изгнан под предлогом того, что «не хочу вас заражать». Жека взял свои сумки и как муж, которого спалили за измену, с грустным лицом отправился делить комнату с Пашей. Через пару часов мы встретились в репетиционной комнате на 9-м этаже и обсудили план действий. Господин А, приехавший к тому моменту, и Господин К наругали нас за вялую подготовку, но и настроили на предстоящий штурм. Они отправились думать идею второго конкурса, мы же остались сбивать и добивать приветствие. Вечером мы поставили конкурс и обсудили идеи. До редактуры было пять дней.

Гостиница казалась нам пустынной, как это было на Высшей лиге. Мы были одни. Писали весь день, прогуливались возле гостиницы, не встречая знакомых лиц. Ощущение, как будто у тебя важное событие, к примеру, день рождения, а на него никто не пришел. Но никто и не отвлекал, с другой стороны. Но на второй день мимо стеклянной двери репетиционной пронеслись тела в погонах. В колонне статных мужчин мы разглядели розовые щеки Назарова и по командному голосу узнали майора Бабкина. В этот день заехали МЧС. И стало как-то уже поуютней. Выяснилось, что ребята до сих пор в поисках звезды, потому что у них отказалась Исинбаева. Кстати, спасатели были единственные, с кем нам так и не довелось сыграть на одной сцене, а вместе с тем не довелось и пообщаться. Хотя, забегая вперед, и в этот раз плотного знакомства не произошло. Хотя с Назаровым (имя так и осталось загадкой) мы в перерывах встречались внизу и успевали обменяться парами фраз. Днем позже в гостиницу заехала Чита и тогда место ожило. Татуировки «Первая лига» на наших спинах, которые кололи всем командам в Тольятти, конечно, сплотили. Мы более всего держались вместе. И, признаться, очень не хватало «Динамитов».

Но этот день запомнился не только прибытием команд. Как-то раз, когда спускались на перекур после штурма, произошло нечто очень важное. Нечто роковое. То, что изменило поездку. То, с чем в первую очередь будет ассоциироваться наш финал. Ни второе место, ни попадание в Вышку, не вызвали такой длительной эйфории, как это. Поднявшись на 9-й этаж, мы застали Рому и Женю в  истерике. «Что на этот раз?»,- спросила я. «Ты это видела?» — еле произнесли ребята через смех. Ну, и далее мне показали два видео под кодовым названием «С пюрешкой». Клип и песня «С пюрешкой», сделанная на основе отрывка из сериала «Улицы разбитых фонарей» неким Enjoykin(ым) . Мы посмотрели клип за эту поездку раз 100, катаясь по полу от смеха. И смешила не то, чтобы песня. А само ее существование. Вечер, прямо скажу, не выдался. Мы расходились прописывать блоки в приветствие и «забавушки», и Рома очень точно описал в тот момент наше состояние. Вот садишься ты писать юмор, как будто заходишь в  белую пустую комнату. Вокруг ничего, ни одной мысли. И только за стенкой слышишь играет: «Поторопись, у нас сейчас котлетки. С макарошками? Нет, с пюрешкой». И все в голове, кроме этого ничего нет, только «пюрешка»! Мы вообще падки на всякую ерундистику. Но она создает микроклимат. В последствие я подсадила на эту гадость и Читу, чтобы не расслаблялись.

Мы продолжали думать конкурс со звездой. Еще будучи в Екатеринбурге, мы связывались с Сережей Светлаковым, рассматривая его в качестве звезды. Но он не мог, так как в эти даты катался по стране с презентацией нового фильма «Жених». Он даже прислал нам аудиосообщение, в котором извинялся, что помочь не может, но если нужно какое-то видео, то запишет без проблем. Вспоминали мы еще и тот факт, что земляк у нас будет сидеть в жюри. Поэтому решили все это использовать. В первоначальном варианте сам сюжет был по сказке «Робин Гуд», где Марина заменяла Светлакова. Но в какой-то момент мы встали в ступор, понимая, что сюжет не совсем близок. Остановились на банальном «Буратино», пытаясь обыграть и то, что это тысячная постановка сказки в КВН. Однако впоследствии это не вошло. Идея расписалась, но существовала только на бумаге. Когда мы начали ставить ее, то поняли, что не все так гладко.

Часть 3. «Пять дней в никуда».

Утро команд выглядит по-разному. В репетиционной перед общим сбором мы последние свободные минуты всегда пытались доспать, поваляться перед длинным днем. Наши рыхлые тела, как мешки с опилом, валялись на диванах и столах. Со стороны было похоже на клетку с ленивцами. Однажды господин А., увидев картину, сказал: «Я сейчас проходил мимо детской площадки, Чита уже вовсю делают зарядку, бодрые, активные. Сделали бы тоже зарядочку, проснулись бы, а то вялые, как с вами работать!». Спорт, конечно, это не фишка «Урала». Я бы даже сказала, наша фишка — антиспорт и лозунг «меньше, двигайся, братан!». Но зарядка с утра — вещь крайне необходимая, если нужно быстро включить мозг.

После мы продолжали накидывать конкурсы. Наставники ушли на карантин в свою берлогу, а мы распределились по группам. Старались писать на улице, пока стояла хорошая погода. Правда, получалось не всегда. На одной площадке шум создавала ребятня, которая тусила на качелях, а на второй – местные алкаши, которые круглые сутки устраивали фуршет и постоянно подходили к нам со всякими просьбами.

Баловали нас в финале подарками. Юля Каблукова как-то заикнулась, что у нее есть набор раритетной КВНовской атрибутики. И вечерком Рустаму привезла в презент футболку «Триод и диод» няшно-розового цвета. Последующие дни Рустам ее снимал только изредка. Когда мы поднялись обратно в комнату, Паша увидел обновку сразу начал спрашивать: «Ого, откуда? Где взял?». И резко началась игра «на…би Пашу». Она начинается всегда синхронно, не сговариваясь, когда Павлик хочет что-то узнать. «Паша, на ресепшн отдали. Здесь «триоды» жили и оставили коробку с футболками, а сотрудники не знают куда девать. Если хочешь такую же иди, попроси внизу». Но этот просто ГЕНИАЛЬНЕЙШИЙ, МАСШТАБНЕЙШИЙ розыгрыш на этом и закончился. Паша не пошел брать себе футболку, хотя нас веселило, когда он другим рассказывал, что в «Металлурге» можно попросить триодовские футбичи. Кстати, о том, что это неправда, Паша, возможно, узнает только из заметок.

Вообще, многие обращали внимание на эту футболку. Как-то мы сидели в репетиционной, и туда зашли два мужчины. Один (видимо, сотрудник гостиницы) показывал другому помещение, видать, для проведения мероприятия. «Мы вам не помешаем?» — сказал мужчина в костюме – «Мы просто посмотрим и уйдем. Вот собственно наша комната, а это у нас команда КВН репетирует». Не зная, кто мы, он быстро взглянул на футболку Рустама и поспешил сообщить: «Команда КВН «Триод и диод». Мы заулыбались.

Вслед за Рустамом посыпались и другие заказы. Вите Юлька привезла бейсболку «Стэпико», которая, между прочим, продается за приличные деньги на сайте! Оторвал, конечно, Витя лакомый кусок. А я попросила что-нибудь эксклюзивного, даже антикварного, с тех времен, когда КВН был ЕЩЕ не тот. Короче, теперь у меня на холодильнике висит календарик с Бахрамом (капитаном команды «Парни из Баку»), причем за 2011 год.

24 августа, накануне первой редактуры, Господин А. днем уехал по делам. Приветствие было почти собрано, но по времени достигало минут семь (из нужных пяти). А значит, было из чего выбирать. Написан наполовину был конкурс со звездой, и мы принялись ставить его на ноги. Нужно было выбрать, кто будет играть роль Марины. Рому отсекли сразу, потому что у него болела нога и диких танцев она не выдержит. Кстати, постановщик танцев — Павел Балакин.

И в первой варианте танец был несколько другим. Он заканчивался не то, чтобы каким-то танцевальным ПА, скорее футбольным финтом или что-то похожее на судорогу эпилептика. Короче, мог исполнить его только автор. Пытались танцевать все, но ноги не понимали, что происходит. Даже Федя-звукарь встал, чтобы попробовать. В итоге мы психанули, решили, что Марина тем более не справится с этим. Главная роль «звезды» досталась Рустаму. Конкурс был неполным, скорее демо-версия, потому что мы не знали в какую сторону увести конкурс. Спустя несколько часов, мы развели его на ногах.

Затем к нам пришел Господин К. и принес плохую новость: «В общем, ребят, Господин А. в больнице, у него заболело ухо. И сегодня его не будет. Благо, если успеет к завтрашней редактуре». Карантинная комната унесла второго наставника. Точнее один только поправился, второй, наоборот, слег. Один с горлом, другой с ухом. Очень не хватало командного лора. Показав Господину К., что получается из написанного, мы все сели и замолчали с напряженным взглядом. Смотрели друг на друга и думали об одном: «что-то не то». Мы сделали что-то не то. У всех было ощущение, что конкурс получается очень странным, хотя все ходы работают, и при правильном исполнении конкурс заиграет. Но завтра уже редактура, а пока демо-версия вызывала больше вопросов. «Неужели 5 дней подготовки в никуда», — говорил в нас пессимист. «Да вы загоняетесь, тем более, пока нет Марины», — говорили оптимист и Господин А.

Но мы, отставив панику, решили вопрос кардинально. Мы начали писать новый конкурс. Точнее второй, альтернативный, в котором будет работать образ Марины. Не вставая с диванов, начали накидывать варианты сюжетов и шутки в них. И, наконец, родили тот, что понравился всем. Ситуация была не менее банальна, чем Буратино, но под нашу актрису подходила полностью. Итак, мальчишник, к молодой компании приезжает стриптизерша. За два часа мы написали версию и начали его ставить. Во втором варианте Марину исполнял Рома. На часах было уже далеко за 23.00. Голова работала уже только по инерции. В какой-то момент я попросилась спать, потому что усталость рубила. Всем необходимо было срочно на боковую. Решено было собраться репетировать в 7 утра, потому что на редактуру мы стояли первые, и нужно было во что бы то ни стало защитить материал хотя бы в идее.

Часть 4. «Цирк уехал, а циркули остались»

Вновь бессонная ночь. Физически переживания никак не проявлялись, и на душе было вроде спокойно. Но мозг, своенравный и упрямый товарищ, опять дал команду не расслабляться и думать над выступлением всю ночь. В полудреме перед моими глазами летали два силуэта: Ромы и Рустама в колпаке, в голове одновременно игрались два «конкурса со звездой». Утро было вновь недобрым. Будильник зазвонил в 6, потому что в 7 утра мы должны были стоять в репетиционной и начать гоняться. Стоя под душем 20 минут, я успела немного вздремнуть, и без завтрака поковыляла в назначенное место. Несмотря на то, что я единственная, кого мучила бессонница в эту ночь, все выглядели одинаково плохо. Мы были похожи на зомби без цели в жизни. Передвигались по комнате, волоча за собой ноги, со рта чуть-чуть текли слюни, а глаза зацеплялись за одну точку на стене и глядели в нее, не переставая. Несколько раз мы прогнали гигантскую визитку и принялись за второй конкурс, точнее за два варианта конкурса.

Для номера про «Пусть говорят и покемонов» нам нужны были фотографии реальных людей. «Дадут показать только одноклассников или друзей» — подсказали нам наши наставники. Они это знают не понаслышке. Друзья, соседи, одноклассники Господина А. уже давно стали участниками многих КВНовских выступлений. Я быстро зашла вконтакт и скачала две фотографии. Жаль, номер не дожил до эфира, иначе бы в нем поучаствовали Иван Колодезный (мой одноклассник) и Светлана Мусатова, специалист управления физкультуры и спорта Нижнего Тагила.

Время пролетело незаметно, на часах уже было 11.00 и нужно было выдвигаться в Дом КВН. Кстати, накануне мы наконец-то собрались полным составом. Прилетели наши администраторы и звукарь Федя. За сутки девчонки нашли все необходимое на первый показ. Возле Дома КВН нас уже ждал Господин А., которого накануне посадили на антибиотики. Из правого уха торчал кусок ваты. Он был хмур из-за болезни, но настроен продуктивно пройти редактуру. Утром Господин К. отправил ему наш вариант конкурса, и тот одобрил идею. А это значит, что вечер был потрачен не зря. Гримерка, в которой шел показ, пока была пуста. Мы начали репетировать снова и снова. Через пару минут пришел Пашка Балакин Московский (не устаю напоминать, что их двое в нашей жизни), который согласился на показе отыграть Штирлица. Костюмчик, конечно, пришелся не по размеру, но, прости господи, нацистская форма Пашке шла (смайл). Вскоре в зал вошли Михаил Михайлович Гуликов и Алексей Ляпичев. Впервые мы попали сразу на двух редакторов. До этого первый смотр был только у Алексея.

Мы начали. Конечно, немного подвалили текст во всех конкурсах, но показались бодро. Опять нас веселил Паша Балакин, но на этот раз уже наш. Во втором варианте конкурса про стриптизершу у него была фраза, что-то типа «Я знал, что у москвичей вкусы специфичные». Довольно сложная строчка для Пашки. Стоит вспомнить, как он пол года назад не мог выговорить слово «сценарий», и вместо этого говорил «снарий». Разумеется, на репетициях была проблема со словом «специфичные». Но на показе редактором Паша просто всех удивил и забыл слово «вкусы». И это выглядело так: «Я знал, что у москвичей специфичные …» и потерянный взгляд. Все начали шептать «вкусы»! А я стояла сбоку и ржала. Все-таки Паша — человек-сюрприз, никогда не знаешь, что от него ожидать.

Время пришло выслушать старейшин. «Мы сейчас не будем делать ничего основательного. Просто почистим конкурсы и расскажем общее впечатление. Такая щадящая летняя редактура» — с улыбкой сказал Михаил Михайлович и наши сердца растаяли. Вечером в ходе разговора с Забайкальем оказалось, что «щадящая летняя» была не у всех. Из приветствия убрали номера, и отдельные шутки. При этом процентов 40 осталось, в том числе, выход со Штирлицем. Правда, Максима Максимовича Исаева, то есть Штирлица попросили поменять. «Этот персонаж должен быть статным и близким внешне к актеру Тихонову», — рассуждал Михал Михалыч. В общем, забраковали Пашку Московского, лишили пацана роли. Попросили поменять и озвучку, также найти голос близкий к фильму. Также редакторы высказали мнение, что приветствие пока у нас очень легковесное для финальной игры. Его нужно срочно усиливать! Подошли мы к самому интересному, к конкурсу со «звездой», за который мы переживали более всего. «Мне нравится второй вариант по шуткам, но идея интересней в первом» — сказал Михаил Михайлович и затем подробно объяснил свой взгляд на увиденное. Решено было дорабатывать Буратино.

Путь от Дома КВН до гостиницы «Металлург» часто приносит неожиданные встречи. Проходя мимо «Хинкальной», неподалеку от нашего дома, мы заметили на летней веранде две до боли знакомые фигуры. За столиком под солнышком сидели Женя Кулик и Дима Балуев, участники команды КВН «Голоса». Тут вообще мы почувствовали себя как дома. Просто количество уральцев на квадратный метр резко увеличилось. Оказалось, что Женя живет неподалеку. В последующие дни мы часто его встречали. Затем на ресепшн в гостинице произошла еще одна встреча. За могучими плечами Антохи Остерникова из Читы показалось до боли знакомое и озадаченное лицо. Передо мной стоял сам… Ильгам Рысаев. А он, между прочим, владеет древним искусством «здороваться на расстоянии»: еле заметный кивок головы и плавное опускание глаз вниз — мол, да, да, я вас узнал и вам тоже «здрасьте». Уже потом, когда все галстуки были сброшены, а на горизонте не было команды, с  которой он работал, мы обнимались. (Историческая справка: Ильгам Рысаев — наш первый редактор, работал с нами в «Уралке» в 2013 году вместе с Максимом Киселевым). В общем, мы были рады встрече с бывшим наставником.

Первым делом после редактуры мы решили поесть и вздремнуть, чтобы были силы писать. Через два часа мы напали на приветствие. Написали несколько номеров, выход «отца» и финальный блок. Девчонки искали реквизит и костюмы, нового Штирлица и кандидата в Ромины «отцы». Федя перерывал банк голосов, чтобы найти подходящий на начало приветствия. Так как утвердилось видео со Светлаковым, Света написала ему нашу идею на видео. Связалась с Мариной, которая могла приехать на репетицию только 29 числа и Сашей Незлобиным, который тоже необходим был нам для конкурса. После этой игры мы вывели теорию: одна звезда – одна проблема, три звезды – 600 проблем. Но аттракцион начался только на следующий день.

Вечером мне на телефон приходили фотографии потенциальных актеров для выступления. Света прислала фото мужчины на роль отца. Это был мужчина с усами, как у Фредди Меркури, нужного нам возраста. Но по снимкам было видно, что перед нами очень взрослый standup-комик. Я показала фото ребятам. Все внимательно рассмотрели претендента и дали «добро». А Рустам взглянул и сказал: «О, это ж Киндер!». «Киндер? Да, к вот ты какой» — подумала я. Дело в том, что я много раз слышала это имя, но никогда не видела как он выглядит. Руслан Киндер играл за знаменитую команду КВН в народе «Шиза» (правильнее будет «she’s are»), которая разрывала Сочинские фестивали прошлых лет своим своеобразным юмором. «Цирк уехал, а циркули остались» — такие вот шутки. Они перематывали ботинки скотчем, красили волосы, выступали в какой-то фольге, шутили про монополизацию стаканчиков — Youtube до сих пор хранит пиксельные выступления этой команды. Они играли с 99-го года, и Руслан, если я не ошибаюсь, из последних составов. И легенды ходили про эту команду с самого моего первого Сочинского фестиваля. В общем, кандидат был одобрен. Мы встретились с ним на следующий день.

Часть 5. «Арбузный человечек для Светлакова»

Вновь на редактуре первые. Встали снова с первыми петухами. Но есть хорошая примета: синяки под глазами растут прямо пропорционально выступлению. Приветствие несли обновленное. И опять решили показать номер про печенегов. ОПЯТЬ, потому что придумали его еще на полуфинале. И нас он веселил безмерно, но наставники приняли его настороженно, мол, вроде весело, но черт его знает. Такие же опасения высказали они и в этот раз, но мы все же решили показать. Вообще хронометраж Премьер-лиги беспощаден. Многое не вставало в выступление по времени, от многих вещей приходилось отказываться. А когда ты в 600-й раз прогоняешь приветствие, оно уже кажется не только коротким и куцым, но и не смешным. Но наступил второй день редакторских смотров, и мы еще кайфовали от собственной визитки, рвотные рефлексы начали возникать намного позже.

Утром мы получили сообщение от Сергея Светлакова, которого накануне попросили записать видео, чтобы защитить ход. Он прислал, так сказать, демо-версию. Примерный текст такой: «Ребят, простите я не могу вам помочь. У меня у друга Миши Гуликова день рождения. А на мне все: торты, еще и гномов надувать. Так что давайте сами». Разумеется, в оригинале нужно было обойтись без дяди Миши, но сама идея (корпоратив) Светлакова не устроила. Нужно было родить другую. Задача на вечер уже вырисовывалась сама собой – написать новое видео для конкурса со звездой. Основная проблема придумать причину, по которой Светлаков не может нам помочь без использования реквизита и прочих заморочек: только он и телефон. Но об этом позже.

В Доме КВН в гримерке в ожидании редакторов, мы начали репетировать. Как раз в этот момент подошел Руслан Киндер, будущий Ромин отец. Мы поздоровались и, не теряя времени, сразу дали текст и показали, что нужно сделать. Руслан с присущим ему флегматизмом посмотрел на все это. Один раз прогнался, потом под нос себе прошептал текст и сказал: «Хорошо, понял». Мы не стали его дергать, подозревая, что человек с таким опытом все сделает как надо.

В Дом КВН мы пришли не первыми, в соседней гримерке уже репетировала «Мега». К нам на прогон зашел Степа. К концу визитки мы увидели, как он изменился в лице, даже напрягся. А потом подошел и сказал: «Ребят, я не знаю, что с этим делать, но у нас кода похожая, практически слово в слово. И нам ее утвердили». Кода была следующая:
— Сан Саныч, мы так приросли к Премьер-лиге, полюбили ее и так не хочется уходить
— Да-к, оставайтесь
— Да неее, у нас там делааа.
После этого практически сразу зашли редакторы, и мы уже понимали, что уйдет из выступления.

Мы показали два конкурса и начали беседовать. Кстати, на каждую редактуру мы носили разные варианты выхода на мелодию «17 мгновений весны», но каждый раз оставалась самая первая версия. Она сохранилась и до игры. Утвердился набор «забавушек», новые вещи в линейке и… была поставлена печать «одобрено» под номером про печенегов (наша душонка была довольна). Руслана попросили немного изменить подачу. А вообще, его выход нас заставил улыбаться на показе. Еще мы остались без финального блока. «Да, кстати, Леша подсказывает, дело в том, что ваша кода есть у другой команды. И там у ребят целый номер с Сан Санычем, и она очень логично там смотрится. Вы, конечно, вправе ее отстоять. Вы можете даже кинуть монетку. Здесь ваше право» — констатировал Михал Михалыч, а мы делали вид, что удивляемся. После редактуры мы вышли, шурудя по карманам. Ни у кого не было мелочи, пришлось коду отдать. А если серьезно… мы просто приняли решение, что держаться за нее не будем.

Вообще, таких попаданий было не мало. Материал команд пересекался то и дело, особенно, что касается актуала, обращения к ведущему или жюри. К примеру, ушла у нас одна шутка про покемонов, потому что уже стояла у «Меги». Им, к слову, тоже срезали несколько вещей, которые были у нас. «Забайкальский край» рассказали анекдот про латыша, азербайджанца и русского, который мы тоже писали и даже приносили на первую редактуру, но отказались от него сами. Таких примеров было много.

Выйдя из Дома КВН, возле метро мы разговорились с Русланом «Киндером» Мухтаровым. Он отпросился на один день, потому что уезжал на Украину в программу «Рассмеши комика». Кстати, там он завсегдатай и уже не раз выигрывал неплохие деньги. Мы заобщались за КВН и его нынешнюю команду (а он до сих пор играет), за stand up, за украинские телепроекты, за пересечения границы – в общем, Руслан рассказал много забавных вещей. Дома мы накинулись на видео и финальный блок. Отослали еще несколько вариантов, Светлаков вновь их забраковал. А Михаил Михайлович попросил сначала утвердить у него. И снова мы поделились на группы.

На детской площадке под уже родной яблоней мы ждали, когда на голову свалится плод. Схема же проверенная. Мы накидывали разные варианты, будто Светлаков в полиции, или в налоговой и так далее. В какой-то момент появилось ощущение, что опять движемся не в том направлении. «Слушайте, если ему нравится гномов надувать, давайте напишем что-то в стиле Светлакова. Просто попробуем». И мы начали накидывать ересь. Так быстро мы еще не рожали варианты. Через пять минут мы собрались в репетиционной. Наставники зачитали нам пять хороших версий с шутками и внятной идеей. Мы же в этот момент несмело мяли в руках листочек, на котором были нацарапаны наши версии. «Ну, а у вас что?» — спросил Господин К., ловя наши интригующие взгляды. «Ну, Витя, давай ты зачитай» — сказали мы. После парочки адекватных вариантов, с пометкой «а вдруг!» Витя зачитал:

«В общем, вариант №1: Ребята, мне так неудобно. Я вчера шел по рынку, выбирал арбуз. Взял один, постучал по попке, дверца открылась, а оттуда вышел арбузный человечек. Говорит, заходи. Ну и я зашел. А там холодно так. В общем я простыл и не могу вам помочь».

Все глубоко вздохнули. «Есть вторая версия» — продолжал Витя.
«Ребята, я подходил к Дому КВН, шел в блестящей куртке и меня утащила ворона. Так что вы давайте там сами, как-нибудь».

Звенящее молчание во царило в комнате. И затем Господин А. сказал: «Ну, надо пробовать. Давайте отошлем Михал Михалычу несколько версий». Я оформила текст и отправила редактору. Через полчаса позвонил дядя Миша: «Оля, я посмотрел. Мне кажется, последние две версии имеют право на существование. Пусть только в конце будет понятно, почему он не смог на самом деле». Последние две версии! «Арбузный человечек» и «Ворона»! За это мы и любим Михал Михалыча! Свои шедевры мы тут же отправили Светлакову.

Наша «звезда» вскоре прислала ответ: «Давайте я запишу про ворону. Только в конце не будет выверта, что я где-то на корпоративе. Я ведь не могу быть на корпоративе, я же… в гнезде». Опять не слава богу! Но уже одно то, что ворона пришлась по душе – хорошо. Параллельно нам написал и Саша Незлобин. По сценарию он должен был сидеть в зале. К Марине подходит Карабас (Женя Шаймиев), и она решает, что парнишка тоже кого-то подменяет. Мол, кто еще отказался? Тут встает Незлобин и кричит, ну я отказался, и далее по тексту. Такая версия Сашу тоже смутила. Он начал писать, что мы его выставляем в плохом свете и прочее. Мы вновь глубоко вздохнули. Но на сей раз менять ничего не стали и решили его просто уговорить. Решая проблемы с нашими приглашенными звездами, мы надеялись только на одно: хоть бы не было проблем с Мариной! Но мы чертовски ошибались.

Часть 6. «Два дня до игры с попугаем и винишком»

Два дня до игры. К этому моменту было ощущение, что в  «Металлурге» мы жили уже месяц. Дни не отличались друг от друга, пуще прежнего. Если раньше мы выбирали хотя бы один вечер, когда собирались с другими командами, чтобы, к примеру, посмотреть футбол или просто пообщаться, то нынче мы превратились в социопатов. Шатались ежедневно по одной и той же траектории. Если бы мы каждый день на ужин брали разные салаты, то, возможно, будни бы отличались хоть чем-нибудь. За весь год мы также почти не видели Москвы. Если спросить меня, что такое Москва, я отвечу: это маленький городок, состоящий из хрущевок и старых высоток, с зелеными дворами. В этом городе есть пара небольших улочек, которые ведут к Дому КВН. На них есть магазины и кофейни, но ничего выдающегося. Любой другой город у меня в голове вызывает больший масштаб, нежели Москва. Точнее есть Москва, которую мы знаем, и есть тот мирок, в котором мы жили.

Мы находились вместе очень долгое время и на репетициях все больше начинали ругаться по мелочам, особенно всегда в этот момент достается звукарю. На одном из таких прогонов оказался Господин А. В какой-то момент он встал и сказал: «Ребят, ну вы репетируйте, мы пойдем еще блок подумаем. Только если в процессе кто-то ошибется, вы на него налетайте всей толпой и грызите до конца. Хорошо?». В общем, в этот момент мы заулыбались и стали поспокойней.

Написали мы новый номер на финальный блок, где необходим был флипчарт. Его принесли из «зеленой комнаты». В последствие номер не сохранился, зато сохранилась доска, на которой мы ежедневно писали дыры в конкурсах и последним пунктом по традиции был пункт «Зае…ться». И галочка, напротив, ставилась в конце каждого вечера. Финальный блок мы рожали каждый день. И все варианты отметались на редактурах. И в основном по времени. Все они получались громоздкие. Накануне первого показа на сцене мы снова в течение всего вечера заделывали эту дыру в приветствии. Писали в листы. За эту поездку мы писали «в листы» больше всего. Получившуюся стопку из А4 можно было использовать вместо домкрата для автомобиля. Столько деревьев перевели! В общем, в этот вечер мы снова сидели в кругу, молча передавая листы. В этот штурм родилась еще одна идея финального номера, на сей раз полная дурь, для которой нам нужны были клетка, попугай и птичий хэдсет (ладно, можно без хэдсета).

Утром в Доме КВН все команды стояли на сцене, как всегда, в  10 утра. Невыспавшийся Миша Ярченко сурово глядел на выспавшиеся команды. «Я посмотрел эфиры, у вас у всех жестокие проблемы с речью» — начал режиссер. Первый его взгляд пал на Витю «с речью проблемы», затем переключился на Пашу: «Все съедаешь». Я захихикала, вспоминая Пашин «снарий», и тут же получила от Миши: «Ты тоже все подъедаешь! То немногое, что есть!». Рому претензии обошли стороной, причем он один из немногих. Получили все команды! Порядок был таков, что мы закрывали оба конкурса. И эта ситуация нас не радовала. Ну, не любим мы финалить. Но ничего не поделаешь, пришлось нести знамя фаворитов. Потом мы начали ставить общий выход и как всегда бегать туда-сюда раз десять, чтобы командная форма как следует пропахла финалом.

Прогон на сцене прошел ровно, без сильных косяков, что для нас несвойственно. И впервые можно было наконец-то увидеть конкурсы команд, оценить у кого что. Все дни мы прибывали в неведении. Я в этот день посмотрела приветствие «Нате» и «Без консервантов», и второй конкурс «БК». Даже при отсутствии Гальцева меня очень веселило их выступление. Мне казалось, что их конкурс будет одним из лучших.

На редактуре вновь ушел финальный блок. Эх, попугай! Авось еще стрельнет! А у Жени Шаймиева из слов осталось только «винишко». Естественно, это был один из поводов для шуток. Мол, пацан пришел в команду, чтобы ее усилить, а тут «винишко». «Женя давай порепетируем, вдруг слова забудешь». Женя стойко принимал колкости и даже предлагал разные интонации, как следует сказать «винишко».

После показа редакторам мы остались в Доме КВН в ожидании нашей «звезды». Это была первая репетиция с Мариной. Мы ждали ее с волнением. Она приехала, чуть опоздав, и видна была ее усталость. Нам дали ключи от маленькой гримерки. Комнатка была размером 3х2 метра, поэтому мы решили не тесниться и оставили с Мариной несколько человек, на которых был основной текст. Я с ребятами пошла вниз. Делать было пока нечего, поэтому мы решили немного поспать. Тихий час в Доме КВН всегда напоминает подвал с беспризорниками. Заходишь в помещение, в котором хаотично разбросаны мятые худощавые тела, укрытые чем попало. Но поспать долго не довелось, через полчаса пришли ребята. Марина устала, приехав с работы. Она несколько раз прогнала текст, и попросила уехать домой. Зато пообещала быть на следующий день на показе Александру Васильевичу. Такой расклад нас вполне устроил.

Мы возвращались домой уже вечером и вспомнили про Светлакова, а точнее, где же видео про ворону? Света написала сообщение, и тот ответил, что ему нужны условия. «Это должна быть темная комната, я свечу в лицо себе фонарем, как будто я в темном гнезде». Не надо забывать, что в этот момент Сергей Светлаков и Александр Незлобин презентовали фильм «Жених», и видимо, еще не отошли от съемочных дней. Талант режиссера бурлил, поэтому мы не стали его торопить, решили дождаться шедевра.

Часть 7. «День показа. Проиграть накануне»

Показ Александру Васильевичу всегда проходит накануне игры. Мы были мертвецки спокойны и не переживали за предстоящий прогон. Во-первых, приветствие утвердилось, смущало только отсутствие финального блока. Пока визитку завершал блок с депутатскими псевдонимами, который нас, если честно, очень смущал. Но задача на сегодня была лишь одна – четко все сдать. Во-вторых, мы не переживали за второй конкурс, понимая, что Марина сделает все как надо. Ну, а что касается технических косяков, то ни массовки, ни серьезного реквизита у нас не было, хотя и этот факт настораживал. Из реквизита в приветствии у нас была деревянная стрела! Всё! Ну, как вам там такой КВН? Мне очень нравится. Согласился наконец-то нам помочь и Саша Незлобин. Правда, сообщил, что у него болеет ребенок и в зале он сидеть не сможет, но зато может выйти на сцену. Мы переиграли этот блок, чтобы ему было удобней. Так что пока все шло гладко.

Кстати, приветствие у нас дополнялось и менялось на каждой редактуре. В иной раз мы уже путались в материале. И как-то раз после очередного прогона, спросили у Михаила Михайловича: «Мы хотели узнать, а можно сейчас утвердить приветствие, чтобы понимать, что точно остается?». Гуликов посмотрел на нас секунду и сказал: «В каком смысле утвердить? Чтобы вы могли пойти попить пива?». В общем, сегодня было почти все готово.

Накануне ночью от нас уехала Алечка работать на Первую лигу в Тольятти. И, несмотря на то, что работы было немного, и Света бы легко справилась, наши девчонки для нас, прежде всего, талисманы. А Алька еще и главная «обнимаша». Мы уже забыли, что такое играть без нее. Даже, когда она не была нашим админом, а администрировала «Поволжье» и Первую лигу, ее татарское величество всегда было рядом. Да и сама она уезжала в переживаниях за будущую игру. Писала каждый день и передавала приветы от Дим.

В Доме КВН уже был муравейник. В коридоре мы сразу встретили толпу бабушек, причем знакомых. Лейла и ее подруга помогали нам на четверти. За толпой бабушек стояли чирлидеры, за ними какие-то спортсмены, за ними военные. А я напомню, у нас в выступлении была деревянная стрела. В нашей гримерке тусили танцоры, потому что мы делили ее с Читой, но в это утро наше место заняли «Без консервантов». Когда, мы пришли там во всю репетировал Юрий Николаевич Гальцев. Он работал по листку, но сдавал все так заразительно, что мы хохотали. После каждого блока он прерывался и начинал задавать вопросы команде: «Пацаны, унца-ун-цаца, это что вообще, откуда вы это взяли? Я так разве говорил», — интересовалась звезда. А ребята смущенно пытались объяснить собственные шутки. Еще с Гальцевым сидела помощница и помогла учить танец Уфы. Когда в финальной части танца надо было крутить попой, она кричала: «Влево! Вправо!» — от этого было еще веселее.

После репетиции общего выхода мы поспешили встретить Марину Федункив, нам тоже хотелось побыстрее приступить к репетиции. На постановку у нас было несколько часов. Мы взяли ключи от комнаты на четвертом этаже, где проходили редактуры Высшей лиги. Марина достала текст и начала. Раз за разом мы прогоняли конкурс, который уже знали все наизусть. Все, кроме Марины. Текст не держался в ее голове. Она, то и дело, отрываясь от сценария, вставала в ступор, а формулировки путала беспощадно. Видно было, что она, то ли не проснулась, то ли не выспалась. Вдобавок в ее голове хранилось много всяких сценариев (спектакли, камеди вумен, сериал и прочее), поэтому сосредоточится она никак не могла. Да и какая-то суровая была, что ли. Вообще, мы понимали, к каждому человеку нужно находить подход, расположить для начала. Было ощущение, что ей не комфортно с нами. То есть стоит команда, ждет от нее чего–то, а в руках бумажка с текстом, который не ложится на язык. Мы гонялись долго, и каждый раз до идеала было далеко, и это мягко говоря. Через некоторое время я сказала: «Марина, может сейчас прогонимся со всеми эмоциями?». Но она возразила: «Нет, сейчас я вам эмоций не дам». И мы продолжили репетировать технически. Мы не давили на нее, понимая, что на сцене она сделает все, как надо. Хотя не скрою было немного страшно, вдруг что-то пойдет не так.

На финале Михаил Михайлович Гуликов из мудрого редактора превратился еще и в заботливую «матушку». Мы до позднего вечера могли списываться и созваниваться, чтобы утвердить какие-то шутки в конкурсах. Он звонил и узнавал, как у нас дела со Светлаковым. Сам прислал раскадровку видео про ворону. Исходный вариант Сережа Светлаков прислал с небольшим перебором по времени две минуты. И надо было его сократить. В день показа Михал Михалыч, бросив все дела, пришел к нам на четвертый этаж, чтобы просто посмотреть, как мы его смонтировали. В общем, забота ощущалась очень сильно.

Время пришло. За кулисами нас собрали, как всегда, заранее. Мы ждали прихода Александра Васильевича, а Миша говорил наставления: «Давайте, создайте хорошее настроение, энергичнее, улыбайтесь». Вскоре поступила команда — начинать. Мы сделали общий выход и побежали репетировать приветствие. Оба конкурса закрывали, поэтому времени был вагон. Показ Александру Васильевичу для нас стал мероприятием обыденным, а посему мы не переживали. Более того, научились смотреть в глаза цензору. Кстати, в начальном выходе он не посмотрел на балкон, где выходил Штирлиц. Точнее посмотрел, но в последний момент. Поэтому мы решили сакцентировать в последствие внимание для зрителя. Попросили Рустама после слов «интересно, кто сейчас на балконе» показывать пальцем в ту сторону, хоть бабушка всегда учила «не показывай пальцем на фашиста, неприлично». В общем, приветствие пролетело, и мы побежали переодеваться на второй конкурс, чтобы успеть прогнаться с Мариной. В узком коридоре перед сценой, мы снова и снова гонялись, но Марина парила текст, как прежде. Но это все закулисье, сцена меняет, подумали мы. Кстати, не у всех в этот день были «звезды». В некоторых командах их отыгрывали ребята из команды. Пришло время выходить на сцену нам. К этому моменту все команды отстрелялись и выстроились у экранов за кулисами, чтобы посмотреть на наш конкурс, а мы понимали «ух, сейчас что-то будет».

Вышел Витя объявил, что звезда не приехала и прислала видео. Александр Васильевич смотрел внимательно, как ему втирают дичь «про ворону» и улыбался. Это радовало. Дальше настало время выхода нашей героини. «Как это нет знаменитости с Урала?» — прогремело из-за кулис и оттуда уверенно вышла Марина. Все шло как надо… но ровно до этих слов. Дальше все вернулось на круги своя. Марина начала вспоминать текст, где-то фразы растягивала настолько, что в итоге из 4-минутного СТЭМа получился 6-минутный. Завершив наше победное выступление, мы поняли, что завтра предстоит много работы. Я же вспоминала «ослика Кожомы», который был живее всех живых. И все же было чувство, что все это наш большой косяк. Мы решили полностью переработать текст, убрать то, что Марине говорить не комфортно и договорились встретиться пораньше. На редактуре нас попросили принести еще одну музыкальную забавушку и попросили очень плотно заняться вторым конкурсом.

Вечером перед игрой мы сидели в репетиционной расстроенные. Ощущение, что мы проиграли игру накануне ее, не покидало. Господин К. говорил все замечания, которые видел на показе. Штудировал СТЭМ и думал, как его спасти. Позже подошел Господин А. Увидев унылую картину, он молча сел и так провел какое-то время. И затем резко начал говорить. И так, что каждая фраза вылетала из его уст резко, врезалась в стену, отталкивалась от нее и так рикошетила по всей комнате, создавая звон. «Да, мы просто не нашли подход к Марине. Надо больше с ней общаться, пусть она почувствует, что часть команды. Вдобавок она прекрасная актриса и ей нужен зритель. Завтра появится адреналин и все будет, вот увидите. И вообще, вы не осознаете, как нам везет каждый раз. Во-первых, вы выполнили главную задачу – теперь мы точно не закрываем второй конкурс, как и хотели. А во-вторых, все эти проблемы вылезли накануне игры, а значит, мы в силах все исправить». За что мы полюбили Господина А., так это за то, что он умеет поднимать боевой дух, как царь Леонид. И хоть в победу над персами уже верилось все меньше, но желания бороться было не занимать.

Часть 8. «Проклятие Урала. Легенда живет»

Будильник зазвенел в полвосьмого утра. Я села на кровать и еще какое-то время смотрела в одну точку, пока в голове прокручивался вчерашний день. Когда мозг проснулся, и картинка проявилась, я принялась собираться и настраивать себя на долгий и очень сложный день. Нам предстояло спасать второй конкурс и постараться, наконец, выиграть хоть одну лигу в своей жизни. Мы отправились на завтрак все в то же гостиничное кафе с запахом блинов и колбасы. Я уже писала ранее, что мы отказались от этого удовольствия, но нам подарили кучу талонов, поэтому утренней пищей мы решили не пренебрегать. Но прежде, чем пойти в сытное место, я зашла к Свете, чтобы взять эти самые талоны, и совсем не ожидала услышать от нее следующее: «Оль, только не переживай, но мне в 7 утра пришло сообщение от Саши Незлобина. Я не стала тебя будить. В общем, ему в самолете стало плохо. Он в больнице и врачи ему запрещают сегодня выступать».

Моя первая реакция – я засмеялась. Ну, разумеется, в день игры это должно было произойти именно с нами. Понятно, что здоровье человека превыше всего. Уж я-то понимаю его, как никто другой. Но где мы сейчас найдем звезду с Урала? – с этих слов начинался наш конкурс, только это уже было не по сценарию… Мы искали полтора месяца тех, кто может нам помочь, а сейчас у нас в запасе лишь пара часов!!! Я не стала на завтраке говорить ребятам, чтобы лишний раз не волновать. У меня же сохранялось стойкое ощущение, кто-то там, наверху не хочет, чтобы мы выигрывали эту игру.

Мы шли в Дом КВН уже с двумя проблемами. Вскоре пришла Марина. Пока Таня Овсянникова, наш гример наводила мне красоту, ребята начали репетировать. Почти все фразы мы переделали, от некоторых отказались, какие-то перебросили на нас. В общем, Марину разгрузили, чтобы она чувствовала себя увереннее, и она с каждым разом ловила кураж, добавляя уже какие-то свои отыгросы. Сегодня мы уже настраивали ее, как следует, говорили какие ошибки надо исправить, заставляли переделывать интонации в некоторых местах. Она постепенно привыкала к нам, а мы к ней. Вообще, она прикольная и душевная женщина. На самом деле с ней было легко. Она не вредничала, не высокомерничала, не пыталась переделать сценарий, как другие звезды. Марина вела себя очень достойно, как обычный человек. Просто какие-то вещи давались ей тяжелее, какие-то шутки она не понимала и поэтому не знала, как их подать. Впоследствии она призналась, что сцена КВН до сих пор вызывает некий страх, не смотря на ее актерский опыт в кино, театре и на тв.

Мы успели поболтать про то, как похожи судьбы «Урала» и «Добрянки». И они, в далеком 2003-м, и мы, в текущем 2016-м, вылетели с первой же 1/8 Высшей лиги и были приглашены в Премьер-лигу. Правда, мы проскочили чуть дальше. «Добрянка» тогда слетала с полуфинала. «Ну вот, Марина, последний шанс выиграть эту лигу, давай поднажми» — мотивировали мы нашу «звезду». Последний шанс выиграть Премьерку был не только у Марины, но и у Руслана Мухтарова, который до нее в свое время так и не дошел, и у Светы Беспаловой («Непарни» вылетели на первых этапах). Мы разгоняли, что даже не ради себя, ради них надо попытаться это сделать.

Мы со Светой параллельно продолжали искать «звезд». Я позвонила Нурлану Сабурову, но тот не отвечал. Света начала перерывать контакты и просила самого Сашу Незлобина помочь в этом деле. Подключилась к поиску и наш гример Таня, которая со многими работает. Она листала телефонную книгу и звонила всем, кто мог бы подойти. Никто не мог, у всех съемки. Время шло. Команды гонялись, репетировали, а мы искали «звезду с Урала». Когда руки опускаются, всегда приходит светлая мысль: вдруг Света вспомнила, что Сергей Нетиевский живет в Москве. Она тут же нашла номер и набрала его. Тот, невероятным образом, быстро согласился, но мог быть только к игре. На генеральную репетицию не успевал. А это значит надо было выступать с ним без единой репетиции на сцене – рисково.

Информация о нашем несчастье быстро донеслась и до редакторов, и после показа они сказали, что уже сами позвонили Денису Дорохову, и тот тоже согласился помочь. Правда, вся суть номера летела к чертям, ведь Дорохов не с Урала. Но в такой ситуации выбирать не приходилось. Точнее мы подумали, что Денис будет с нами на генеральном прогоне и так спокойней, поэтому пусть будет не с Урала. А Сергею Нетиевскому большое спасибо за то, что быстро откликнулся на нашу просьбу. Денис подошел за полчаса до генеральной репетиции. Он схватил текст налету, благо там было две фразы. И Марине стала чувствовать себя поуютнее, увидев лицо более знакомое, чем наши. На генеральной репетиции конкурс сдали уже увереннее. Но все равно редакторы просили увеличить темп. И да, во втором конкурсе мы уже не были последними, наш номер был 4.

Время между генералкой и игрой – это последние спокойные часы, когда команды могут немного выдохнуть и успокоиться. Все к этому моменту выглядели замученными и уставшими. Цвет кожи на лице был желтоват или бледноват, у кого как, глаза приобрели красный оттенок, а круги под глазами потемнели и налились, как гнилые яблочки. И если хотелось друг с другом общаться, то только недолго и не о КВН. Все копили силы для последнего рывка. По традиции я уснула в «Бургер кинге», как будто организм за все игры привык это делать именно там. Перекусив, и в моем случае поспав, мы пошли обратно в гримерку. Там Чита развлекалась, как могла: мастерила гигантские желтые ботинки для группы поддержки. Я их, естественно, потестила.

Сами пацаны поднимали нам настроение своим видом: Антоха и Мика ходили в гриме 50-летних депутатов. Остальная команда веселила своей одежей. Для второго конкурса они «ограбили» секонд-хэнд и щеголяли в наикрутейших шмотках. Я смотрела на них и вспоминала школьных реперов. Ближе к игре настроение возвращается в тело.

Пришло время облачиться в форму. Когда мы поднялись за кулисы, уже вовсю скандировали болельщики. На сей раз баттл был между Забайкальем и «БК» — это были самые мощные группы поддержки. Зал был полный, боковые проходы забиты людьми. К слову, билеты в нашу группу поддержки забронировали за три дня, после того, как появилось объявление, прям как на концерт Мадонны. Есть примета Премьер-лиги, если команды позвали срочно за кулисы, значит все начнется только через час. Примета работала всегда, кроме финала. В этот раз все началось через полтора часа. За кулисы бегал Миша Ярченко проверял команды, экран, свет, еще что-то. А потом, собрал всех в круг и начал настраивать: «Неважно победите вы сегодня или нет! Победитель всегда один, но это не значит, что только одна команда попадет в Вышку. Бывало и такое, что, занявшую последнее место команду брали туда. Вы же знаете, в Сочи все решится. Главное, сегодня сделать все хорошо! Все четко». Сказав пламенную речь, Миша пошел в другую кулису настраивать остальную часть команд. А я спросила у ребят: «А кто занял в прошлом году последнее место?». «Город развлечений» — ответили мне. «Мишина теория не работает, нет» — подумала я и ехидно заулыбалась. И наконец, все началось: замигали прожекторы, и пошла начальная музыка. Мы понеслись на сцену под аплодисменты ликующего зала.

Волнения не было, может, самую малость, но до тех пор, пока взгляды наши не столкнулись с жюри. Ох, сколько мы ждали встречи с Юлием Соломоновичем. Он оставил большой след в наших сердцах в форме тройки. Вообще, если цель всех команд была выиграть или попасть в Вышку, то наша – помириться с Гусманом. Пока свою речь говорил Сан Саныч, мы наблюдали за жюри. Валдис был в хорошем настроении, улыбался, о чем-то активно спорили Александр Василич и Юлий Соломоныч, но тоже периодически улыбались, и это успокаивало. И вот команды представлены, понеслась! Мы прибежали в гримерку, чтобы разок прогнать визитку, которая уже была вызубрена нами. Внизу работали экраны и слышно было, как разрывала Чита. Вскоре парни спустились довольные, а мы были довольные, что у них все получилось. В конце концов, пусть не мы, но Первая лига должна бомбануть. Кстати, все дни мы думали поставить на тотализаторе деньги на одну из команд. Особенно сильное желание возникло после общих смотров на сцене, когда мы увидели конкурсы соперников. У всех были свои фавориты: кто-то хотел на МЧС, кто-то на «Мегу», кто-то на «Нате», на себя не хотел никто. Я же в последний момент уверовала в победу Питера и хотела поставить на них. И хорошо, что одумалась. А то и проиграла бы и деньги потеряла. Но вернемся на игру!

Взяв реквизитную стрелу, мы пошли наверх, чтобы ждать своей очереди в коридоре. На сцене были уже «Нате». Я села на подоконник, и вдруг улыбка сошла с лица, глаза выпучились, моя голова повернулась в сторону звукаря, и я очень медленно, но аккуратно спросила (как бы желая услышать положительный ответ): «Феденька, а ты ведь нарезал Штирлица отдельными треками?». Федя повернулся с озадаченным лицом: «Нет, забыл. Ну, вы тоже молодцы, могли бы и напомнить». И как же мы забыли о такой мелочи! Просто, если шутки в начале начнут заходить (а нам хотелось, чтобы так было, ведь это КВН), то никто ничего не услышит, потому что они склеены одним треком. Я начала ругаться и даже кричать: «Давай, нарезай, еще успеваем». Федя нервно полез в ноутбук. А Рома, смотря на все это, решил вмешаться: «Погоди, Оль, давай не рисковать. Мало ли что-то не то впопыхах сделает. Не так порежет или ни в том порядке поставит. Пусть так останется». Времени что-то менять действительно было мало, и мы оставили все как есть. Наш спор прервал звук экрана, оттуда доносились овации. «Нате» были вторыми претендентами на пятерку. Мы продолжали напрягаться.

И вот команда уже за кулисами. Заканчивают «Без консервантов», начинается наше приветствие. И  первый же косяк: видео врубают во время Роминого закадрового текста. У всех, губы шепчут «твою мать», но ничего не поделаешь. Мы выходим на сцену и не порезанный текст, естественно, рубит смех. Но смонтировали в эфире хорошо, почти не заметно. Далее все шло прекрасно. Особенно мы переживали за выход Руслана, то есть отца. Не за него самого, он бы сделал все как надо. Просто эту шутку хотели убрать, а мы ее защитили. И в такой момент хочется, чтобы все было не зря. И она зашла, как следует. В общем, приветствие было сыграно, но я забежала за кулисы с недовольным лицом. Казалось, что за косяки нас могут наказать. Хотя… вы когда-нибудь видели Северное сияние? Я нет. А вы когда-нибудь видели со сцены, как смеется Гусман? Я да. Он реагировал хорошо, поэтому внутри теплилась надежда на высокий балл.

После полученной пятерки стало, кстати, еще обиднее, потому что от победы отделял нас один конкурс. И все понимали, что он у нас уже в таком виде, что вряд ли будет претендовать на высший балл. Но если не верить в чудеса, то зачем отмечать рождество. Перед выходом мы всей командой с Мариной обнялись и настроились. Она волновалась все больше, и это было видно. Но волнение – только на пользу. А вот от кого сюрпризов не ожидали, да-к это Вити. Он вышел и подвалил заезд. «Ну, ты-то куда?» — думали мы. Но это мелочи. Марину встретили бурными овациями, как и Дениса, как и Светлакова. Все сделала Марина хорошо, правда темп все равно был медленный. Выпали из хронометража, поэтому из эфира убрали блок с Дороховым.

Мы ушли за кулисы переодеваться, улыбаясь от того, что все закончилось. В гримерке выпили коньяка. Все знали, что максимум за СТЭМ не получим. В голове летали мысли: нам просто не хватило времени с Мариной, еще БЫ 1–2 лишних дня, возможно БЫ ни этот, а другой вариант стэма, что носили на первую редактуру. Короче, опять это гребаное «БЫ». Все так, как есть! «Команды на сцену!». Мы улыбались и готовились радоваться за тех, кто выиграет эту нелегкую игру. И мы точно знали, что это будут либо «Нате», либо Чита, потому что остальных отцепили оценками в приветствии. Хотя нет, мы знали точно, что «Нате», но возможно к ним бы добавилась Чита. Свою речь жюри говорили долго. Юлий Соломонович, нас порадовал здесь еще больше, заявив залу, что «Тагил-рулит» (это вырезали). А затем были оценки. И «Нате» чемпион! Это была честная, справедливая победа. А потом еще одна новость – нас берут в Вышку. И дальше уже все переживания, как рукой сняло! УРА! Мы в Вышке! Не будет Галки в Сочи! Не надо ночевать в «Галактике»! Ура! Радовались все, и Руслан вместе с нами. Но проклятие «Урала» живет до сих пор. Может нет его, но мы так и не выиграли ни одного финала. Сможем ли в будущем, покажет время. Пока цель — 1/8 Высшей лиги, ее мы пока тоже не выигрывали.

Дорогой читатель, спасибо, что ты был весь сезон с «заметками». Пишите свои пожелания, буду рада обратной связи. И пора, наверное, раскрыть несколько маленьких тайн.
В ролях:
Господин А. – Станислав Агафонов
Господин К. – Егор Кирильчик
Шай – Евгений Шаймиев
В роли слесаря Бубыкина Михаил Гуликов.

Ольга Объедкова


Рейтинг: 34 +      url   комментариев: 9
Поделитесь постом с друзьями:

Рейтинг за неделю:

Объявления




Самое-самое:




 Сентябрь 
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Основные темы:

Избранное: показать


© КВН для ВСЕХ. 2001 - 2017.

Мнение редакции может не совпадать с публикуемыми материалами.
Более того, могут не совпадать мнения внутри самой редакции.
Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам и редакции сайта "КВН для ВСЕХ".
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100   Rambler's Top100