Регистрация | Войти || [pda.kvnru.ru]
26.11.08 0:00

Довольно старое интервью, но все равно интересно читать и отслеживать, что и как изменилось за прошедшие годы.

Премьерная игра «Клуба веселых и находчивых» состоялась 8 ноября 1961 года, через восемь дней после того, как из мавзолея вынесли Сталина и через семь месяцев после полета в космос Гагарина. Играли команды ИнЯза и МИСИ. Первую игру делали: режиссер Белла Сергеева, редак­тор Елена Гальперина и авторы — Сергей Муратов, Михаил Яковлев и Александр Аксельрод (он же был и одним из первых ве­дущих КВН). Александр Масляков появил­ся в КВНе не сразу, но именно ему было суждено возродить к жизни самую старую телеигру, вознести ее на международный уровень и стать главным долгожителем отечественного телевидения.

- Вас называют главным монстром россий­ского телевидения.
 — А кто еще монстр, если не я?

- 40 лет не жила ни одна телепередача. Как это у вас получилось?
 — КВН фиксирует то, что происходит на поле боя. Передача очень хорошо придумана: каждый год рождаются люди с чувством юмора, и девать­ся им больше некуда — они идут играть в КВН.

- Сейчас много других телеигр. Вы их смот­рите?
 — Я хороший телезритель. И считаю себя нор­мальным телевизионщиком. Поэтому я должен знать, что происходит на экране. Но у меня нет ощущения, что мы испытываем какую-то силь­ную конкуренцию.

- У вас есть любимая команда?
 — Я нормальный человек, поэтому у меня вре­мя от времени появляются любимые команды. Но если честно — это топорная дипломатия, но это правда — я всегда люблю ту команду, которая еще не появилась, которая, может быть, появит­ся, когда мы в очередной раз поедем в январе на фестиваль в Сочи. Какое-то время я  буду лю­бить ее.

- Из КВН вышло в разные годы много извест­ных людей: министр печати Михаил Лесин, телевизионщики: Сергей Пехлецкий и Алек­сандр Гуревич и руководитель РТР Александр Акопов, первые российские бизнесмены и де­путаты Артем Тарасов и Владимир Семаго… По-вашему, КВН сыграл свою роль в их вос­хождении?

 — Тянет сказать, что, конечно, сыграл, и если бы не КВН, фиг бы они достигли тех высот. Но думаю, что нет. Может быть, какие-то свои при­родные качества они в КВНе отточили, и помог им КВН чего-то набраться. В общем, приятно, что в молодости у этих людей был КВН.

- Вы помните, как они играли?
 — Да там не все играли. Лесин был директо­ром у меня на передаче, Саша Акопов — автором команды МИСИ, Саша Гуревич играл за МИСИ. В конце концов, и  Гена Хазанов играл в команде МИСИ, и Леня Якубович… Артем Тарасов был в  команде горного института. Володя Семаго иг­рал, но был не из первых игроков.

- Вы общаетесь с кавээновскими «старика­ми»?
 — Нет. Мне этим заниматься некогда. Я же гово­рю: у меня жесткая телевизионная судьба, и зав­трашняя команда мне важнее. Я хочу, чтобы пере­дача жила — для этого надо любить тех, кто придет.

 — В последней игре, которая состоялась нака­нуне нашей встречи, встречались команды XX века и XXI. В старой команде были: Татьяна Ла­зарева, Сергей Сивохо, Михаил Шац. Это чест­но, сталкивать опытных бойцов с новичками?
 — Новичков вчера не было. У многих из тех, кто составляет сборную XX века, как раз игровой опыт оказался подзабыт. То, что они отлично вы­глядели на репетиции, ничего не значит: репети­ция и игра — вещи абсолютно разные. На игре все может стать с ног на голову. Игра — это съемка, это жюри, это кураж — или не кураж, настроение — или отсутствие оного… Так что я не могу согла­ситься с тем, что силы были не равные, тем бо­лее, что щенячий азарт молодых — не совсем, ко­нечно, щенячий, потому что, как я сказал, они все-таки не новички, — так вот, их азарт тоже чего-то стоит. Кроме того, опыт может стать и грузом. По молодости я еще пытался прогнозировать ре­зультат игры, но сейчас ни за что не взялся бы.

- Старые КВНы, которые вы вели со Светла­ной Жильцовой, были для многих откровени­ем. С экрана говорили то, что никогда никому говорить не позволялось…
 — Не только позволялось говорить. Часто зри­телям слышалось то, что хотелось услышать, но что даже не произносилось. Это был двухсто­ронний процесс открывания каких-то запретных тайников.

- Так и было задумано?
 — От момента задумки игры я отставал года на полтора. Эта игра — сейчас я скажу красивое слово — эволюционировала и продолжает эво­люционировать. Те первые игры, фрагменты которых сохранились, где, скажем, сидят на сце­не две команды и, к примеру, на скорость повя­зывают друг другу платочки, смотрели с  огромным интересом. Та игра и игра сегодняш­няя — принципиально разные вещи. То, что я хо­чу сказать, банально, но так и есть: как живем, так и шутим. Новые кавээнщики приходят из се­годняшней жизни и шутят о том, что сегодня про­исходит, и делают это так, как им сегодня позволяют. И то, что они поют громко, и  компьюте­ры вокруг них стоят, и хотят они, чтобы дымовая машина у них на сцене работала — это нормально, они имеют на это право. Условия сейчас такие. Тогда КВН был другой — скромнее, хочется ду­мать, что глубже. Кажется, что в  молодости игра была лучше, трава зеленее, солнышко ярче, и мы были умнее и  смелее. Да ничего подобного! Мы были такими, как та жизнь. Сегодня жизнь но­вая, и ребята другие. То, что они сегодня себе позволяют, никого уже не удивляет.

- Среди стран, в которых проходила игра, помимо Америки, Израиля, Австралии и Герма­нии, на сайте КВН указана Япония. Неужели японцы играли?
 — Думаю, что можно найти и какую-то афри­канскую страну, где хоть раз играли бы в КВН. Всюду, где найдется достаточное количество рус­ских…

- То есть, это чисто русский вирус?
 — Да, если хотите, вирус. Но не самое плохое времяпрепровождение. И  если наши люди, живу­щие в Японии, допускаю, что не самые юные, так развлекаются — на здоровье.

- Где за границей лучше всего игралось?
 — Мы, конечно, рискованные люди, но не до такой же степени. Отправляясь в далекую стра­ну по поводу КВНа, мы берем с собой телевизи­онную технику и  стараемся сделать из игры теле­передачу. Поэтому мы везем с собой команды. Если это не Израиль или Германия, где встреча­ются сборные двух стран. Скажем, в  Австралию мы привозили две команды. И в Лондон тоже.

- Как, и в Лондоне была игра?
 — А как же! В центре Лондона, в королевском театре — забыл, как он назывался…

- Не в Ковент-Гарден?
 — Нет, и не в Альберт-холл. Но большой зал, и зрителей был битком.

- Только русские?
 — Почему? И англичане, знающие более или менее русский язык, бывавшие в нашей стране и представлявшие себе, что такое КВН. Играть ин­тересно во всех странах, потому что мне интересен, и приятен, и трогателен тот энтузиазм, кото­рый идет из зала — не то что со сцены, а из зала, от людей… Понятно, что, например, в Австралии о КВНе знают, в основном, люди постарше. Но ко­гда перед началом наши ребята ходили по залу и брали у зрителей мини-интервью, они наткнулись на маленького мальчика, который говорил, что не знает, что такое КВН, что мама с папой в него играют, ему надо делать уроки, а они его потащи­ли на этот КВН… Потом, по окончании игры, на­шли этого мальчика, и надо было видеть этот азарт, восторг, сияющие глаза…

- Вы сами азартный человек?
 — Я замечательно устроился: меня окружают по жизни такие азартные и  талантливые моло­дые люди… Сказать, что я неазартен, было бы глупо. Потому что все равно игра строится, в том числе, и на азарте. Так что давайте считать, что есть еще порох в пороховницах. В смысле, азарт.

- Но в другие азартные игры вы, помимо КВНа, играете?
 — Нет. КВН — самая азартная игра. И самая лю­бимая.

Записала Ирина Мак


Из архивов ЦК КПСС:

«Работники телестудии стали на путь подражания худшим приемам и нравам буржуазного телевидения… Подобный слу­чай мог произойти только в условиях по­литической беспечности руководства те­левидением».

Марк Розовский, один из первых ведущих КВНа:

«И все-таки мы считаем, что победили в этой истории. Диссидентами мы не были. Но сколько ни говори, что передача была шут­ливая, развлекательная, — это был малень­кий глоток свежего воздуха, прорвавше­гося на ТВ».

Владимир Семаго, бизнесмен, член КПРФ, де­путат Госдумы, один из пер­вых игроков старого КВНа:

«Учился я в Московском инженерно-строительном ин­ституте. Благодаря КВНу, учился восемь лет вместо положенных пя­ти (дольше меня учился только Леня Яку­бович, особенно если учесть, что МИСИ был для него, по-моему, четвертым институ­том)».


Журнал ЦВЕТНОЙ ТЕЛЕВИЗОР. – 2002. – №48(100), ноябрь. – С.12–13.

Поделитесь постом с друзьями:

Рейтинг за неделю:

    Объявления


    Самое-самое:

    Самые обсуждаемые:




     Ноябрь 
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
           

    Основные темы:

    Избранное: показать


    © КВН для ВСЕХ. 2001 - 2020.

    Мнение редакции может не совпадать с публикуемыми материалами.
    Более того, могут не совпадать мнения внутри самой редакции.
    Все права на публикуемые материалы принадлежат авторам и редакции сайта "КВН для ВСЕХ".
    Перепечатка возможна только с разрешения редакции. При цитировании ссылка обязательна.
    Rambler's Top100   Rambler's Top100